В каждой из форм — совершенство.





Ю. Ничипоренко о живописи В. Кандинского

Бабочки крыльями хлопали очень тихо, а стрекозы крыльями пели звонко. У бабочки крылья овальные, треугольные с подплавленными краями — как лопатки у человека, а у стрекозы позвоночник сделан из отдельных, вложенных друг в друга звонков-колокольчиков. Удивительные тела у животных: представьте бок серебристой акулы, рог носорога, хвост дельфина, рот подводной ракушки, круп лошади и зуб змеи... В каждой из этих форм есть совершенство — вершина пользы и красоты. А если просто нарисовать на холсте эти линии — части тел, клочки форм — то будет ли так же красиво, как в жизни? Надо ли нам обязательно знать, откуда художник взял эту витую, как пружина, упругую линию: из усиков клубники, моржовых усов, ушной раковины? Или мы можем чувствовать красоту, не думая о том, в каком теле, где и как живет эта линия: в позвоночнике человека или в стрекозе, летает она или ходит, плавает или ползает? Оказывается, сама по себе линия может быть изящна и прекрасна, независимо от того, где нашел ее художник — в природе или в собственной душе.

А что такое душа? То, что чувствует, переживает, что болит и радуется в каждом человеке. Писатель Андрей Платонов сказал, что душа есть форма форм, вместилище самых разных форм. И если душа встречает что-то близкое, знакомое, родное — откликается, отзывается и внутри нее живет что-то — как крылья бабочки, хлопает тихо, звенит, как стрекоза, или плещет, как рыба, вытащенная из воды.

Василий Кандинский искал способы выразить самые тонкие, нежные переживания души. Он прислушивался к тем ощущениям, которые рождает в человеке тень птицы, линия утеса, огонек свечи. На его картинах нет тел, нет привычных фигур людей и животных. Но есть цвета и линии — как будто призраки самых разных форм, которые мы встречаем вокруг: пригорошни зеленой воды, глоток синего неба, обломок глиняного кувшина. И главное, чего он добивался — чтобы все эти осколки форм и линий соединялись в картине так, чтобы в каждой ее части образовалось живописное, чудесное местечко.

Случалось ли вам лежать на берегу пруда, полузакрыв глаза? Размывы линий, мелькающие мотыльки, золотая рябь солнечных зайчиков — все это складывается в чудную картину. А если поглядеть в другую сторону, то цветущие яблони, темные ели и дорога на холме составят другую картину, с другим настроением и цветом.

Можно написать на одном холсте сразу все картины, вид во все стороны, вид через полузакрытые веки — тогда сложится огромное полотно с размазанным лесом, прудом, переходящим в небо, хвостом убегающей лисицы. Да, художник свободен — он может населить свои холсты всеми красками мира, всеми линиями и цветами. Он может рисовать не только увиденное, но и может сочинить, соединить в картине сотни впечатлений. Живопись — это то, что написано живо, что хранит в каждом своем кусочке, в каждой клеточке жизнь.

В картинах Кандинского краски и линии гипнотизируют нас, как гипнотизирует лягушек раскраска тела ужа. Эти картины выманивают душу тихим хлопаньем крыльев бабочек, зазывают звонами стрекоз. И выходит душа, сперва слепая и глухая, как рыльце улитки, и прорезаются в ней уши и глаза для самых нежных, неуловимых переживаний.

  • • Бывает ли, что вам нравятся отдельные линии и формы?
  • • Поиграйте в игру: один из детей рисует части каких-либо зверей или птиц или просто любые линии; остальные пытаются догадаться, что нарисовано.
  • • Покажите детям слайды или репродукции картин В. Кандинского.
  • • Что вы испытываете, смотря на картины художника? Близок ли вам его художественный язык? Что в живописи художника особенно привлекает вас?
  • • Напишите сказки на темы его картин.
  • • Как вы думаете, каким человеком был В. Кандинский?
  • • Что картины художника говорят вам о его душе?
« Содержание « Вернуться  Продолжить »




Комментариев пока нет!
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Сумма цифр: код подтверждения
Внимание! Все поля обязательны для заполнения.
Пожалуйста, внимательно проверяйте правильность заполнения, потому что при ошибке ввода каких-либо данных Ваша информация может не сохраниться!