Детство души.





Лицемерно вздыхают о детстве, что оно «прошло». Но спросишь их — зачем они дали ему «пройти?» Все хорошее должно в человеке оставаться даже после смерти для пользования всех под охраной живых: так я охраняю детство своей души, а после меня его должны охранять другие.

  • • Как вы думаете, должно ли детство «проходить», когда человек становится взрослым?
  • • Знакомы ли вы со взрослыми, которые в чем-то остались детьми?

Пишу — значит люблю.





Стояла на красивом месте лавочка. От нее теперь остались два столбика довольно толстых, и на них гоже можно присесть. Я сел на один столбик. Мой друг сел на другой. Я вынул записную книжку и начал писать.

Этого друга моего вы не увидите, и сам его не вижу, п только знаю, что он есть: это мой читатель, кому я пишу и без кого я не мог бы ничего написать.

Бывает, прочитаешь кому-нибудь написанное, и он спросит:

— Это на какого читателя написано?

— На своего, — отвечаю.

— Понимаю, — говорит он, — а всем это непонятно.

— Сначала, — говорю, — свой поймет, а он уж потом всем скажет. Мне бы только свой друг понял, свой читатель, как волшебная призма всего мира. Он существует — и я пишу. Моя поэзия есть акт дружбы с этим волшебным читателем-человеком: пишу — значит люблю.

  • • Чувствуете ли вы себя читателем М. Пришвина?
  • • Хотели бы вы стать другом писателя? Что, по вашему мнению, для этого нужно?
  • • Как вы думаете, у каждого ли писателя есть свой читатель?
« Содержание « Вернуться  Продолжить »




Комментарии: 1
01.01.14, 13:28
Алевтина
БОЖЕ! КАК Я ХОЧУ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ!!!Но...где оно?
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Сумма цифр: код подтверждения
Внимание! Все поля обязательны для заполнения.
Пожалуйста, внимательно проверяйте правильность заполнения, потому что при ошибке ввода каких-либо данных Ваша информация может не сохраниться!