Влюбленный в творчество.





Схема урока:

1. Обсуждение домашних работ детей и беседа на тему: «Можно ли определить характер художника по его творчеству?»

2. Разделите детей на группы по 5-6 человек.

2. Включив спокойную музыку, покажите детям несколько слайдов или репродукций картин художника.

3. Каждая группа после просмотра слайдов должна составить рассказ на тему: «Что такое творчество?» и ответить на вопросы. Примерные вопросы:

  • • Что являлось источником творчества для художника?
  • • Как вы думаете, какое влияние оказывают качества характера художника на его творчество?
  • • Как вы думаете, есть ли у творчества свои законы? Что это за законы?
  • • Как вы думаете, оказывает ли творчество художников влияние на жизнь общества?
  • • Испытывали ли вы сами когда-нибудь состояние творчества? Опишите это состояние.

4. После того как группа составит рассказ о творчестве, представитель от группы зачитывает всем этот рассказ.

5. Педагог снова показывает слайды и зачитывает заранее подготовленные отрывки о творчестве художника.

6. Дети устно или письменно отвечают на вопросы, приведенные в конце рассказов о художнике.

7. Домашнее задание: написать сочинение на тему: «Что я думаю о творчестве?»

Сила творчества

Если написать картину, состоящую из одного этого голубого воздуха и гор, без единого облачка, и передать это так, как оно в природе, то, я уверен, преступный замысел человека, смотрящего на эту картину, полную благодати и бесконечного торжества и чистоты природы, будет отложен и покажется во всей безобразной наготе. Я верю, что у человечества, в далеком, конечно, будущем, найдутся такие художники, и тогда не скажут, что картины — роскошь развращенного сибарита...

  • • Как вы думаете, в чем, по мнению художника, заключается глубинный смысл творчества?
  • • Согласны ли вы с мнением художника о том, что настоящее творчество способно остановить дурной замысел?

Путешествие на пароходе

из воспоминаний И. Репина

Он поражал нас на мало-мальской интересной остановке. В продолжение десяти минут, если пароход стоял, его тонко заостренный карандаш с быстротой машинной швейной иглы черкал по маленькому листку его карманного альбомчика и обрисовывал верно и впечатлительно целую картину крутого берега с покривившимися над кручей домиками, заборчиками, чахлыми деревцами и остроконечными колокольнями вдали... Все ловит магический карандаш Васильева: и фигурку на ходу, и лошадку на бегу, до самой команды парохода "Отдай чалку!..."





...Была уже ночь, лунная, теплая, летняя. С Васильевым мы как-то спелись: быстро узнавали, долго ли стоит на пристани пароход, и сейчас же на берег наверх, подальше, места смотреть.

Луна, как и искусство, очаровывает нас, обогощая формы, выбрасывая подробные детали. Много подробностей берет она в тени, много предметов заливает своим серебряным светом, и вот, может быть, самые пошлые днем места теперь кажутся необыкновенно таинственными...

— Посмотри, какие звезды! — говорит Васильев. — Бездонное небо и какая широта, туда, вдаль, за Волгу! А над всем Творец... Ах, отсюда необходимо зачертить этот мотив! Какая красота! Но вот досада, — вскрикивает он, — я забыл свой альбомчик...

— Возьми, — предлагаю я свой, — но неужели ты видишь при луне?

— Дай, дай! — И он быстро чертил и прекрасно зарисовывал выступ садика над обрывом. Этот набросок есть у меня в альбомчике того времени.

После этого наброска на Васильева нашло какое-то вдохновение, та истинная поэзия чувства, которая даже не поддается никаким словам...

*

...Васильев не ложится. Он взял альбом побольше и зарисовывает свои впечатления Царевщины. Прелестно у него выходили на этюде с натуры эти лопушки на песке в русле Воложки. Как он чувствует пластику всякого листа, стебля! Так они у него разворачиваются, поворачиваются в разные стороны и прямо ракурсом на зрителя. Какая богатейшая память у Васильева на эти мельчайшие детали! И как он все это острым карандашом чеканит, чеканит, как гравер на медной доске!.. А потом ведь всегда он обобщает картину до грандиозного впечатления... И как он это все запоминает? Да, запоминать-то еще не штука, вот и я помню, — сорок четыре года прошло, — но выразить, вырисовать все это на память! Да еще примите во внимание, сколько мы с ним отмахали веслами сейчас! У меня прямо глаза слипаются, я засыпаю.

*

Просыпаюсь... а лампа все горит, и сам Васильев горит, горит всем существом ярче нашей скромной лампы... Вот энергия! Да, вот настоящий талант!., лицо его сияет творческой улыбкой, голова склоняется то вправо, то влево; рисунок он часто отводит подальше от глаз, чтобы видеть общее. Меня даже в жар начинает бросать при виде дивного молодого художника, так беззаветно увлекающегося своим творчеством, так любящего искусство! Вот откуда весь этот невероятный опыт юноши-мастера, вот где великая мудрость, зрелость искусства... Долго, долго глядел я на него в обаянии. Дремал, засыпал, просыпался, а он все с не уменьшающейся страстью скрипел карандашом...

Все более и более острыми розовыми иглами лучится наша лампочка перед Васильевым. Он едва слышно насвистывает мотив из "Патетической сонаты" Бетховена. Он обожает эту вещь; начал одним пальцем разучивать ее и наконец знал в совершенстве все наизусть.

  • • Какие черты Ф. Васильева так сильно поражали И. Репина?
  • • Как вы думаете, нужно ли художнику "гореть всем существом", занимаясь творчеством?
  • • Чем являлось творчество в жизни Ф. Васильева?
« Содержание « Вернуться  Продолжить »




Комментарии: 1
19.08.13, 11:07
Александра Иванова
Интересный рассказ.
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Сумма цифр: код подтверждения
Внимание! Все поля обязательны для заполнения.
Пожалуйста, внимательно проверяйте правильность заполнения, потому что при ошибке ввода каких-либо данных Ваша информация может не сохраниться!