Учитель и ученик.





Схема урока:

1. Включите спокойную музыку и покажите детям слайды или репродукции картин И. Левитана.

2. Каждый человек после просмотра слайдов или репродукций картин устно или письменно отвечает на вопросы, посвященные теме: «Как научиться видеть мир глазами художника», например:

  • • Как вы думаете, любой человек может научиться искусству видеть мир? Обязательно ли быть художником, чтобы владеть этим искусством?
  • • Как вы думаете, является ли искусство видеть мир — законом творчества?
  • • Приведите примеры из своей жизни, когда вы впервые почувствовали, что видите мир глазами души.
  • • Как вы думаете, нужен ли вам учитель, который научил бы вас видеть мир? Есть ли у вас такой учитель?

3. Снова покажите детям слайды и прочитайте отрывки из воспоминаний К. Коровина об Алексее Саврасове, одним из учеников которого был И. Левитан, и отрывки из повести "Исаак Левитан" К. Паустовского.

4. Дети устно или письменно отвечают на вопросы, приведенные в конце рассказов о художнике.

5. Домашнее задание: Завести тетрадь и записывать в нее на протяжении всех занятий, посвященных творчеству Левитана, все чувства и мысли, которые рождаются у детей под воздействием творчества художника. Чтению этих записей можно посвятить последнее занятие.

Репродукции или слайды картин художника:

"Вечер на Волге", "Березовая роща", "Вечер. Золотой плес", "Над вечным покоем", "Весна — большая вода" и др.

Воспоминания об учителе

К. Коровин

В мастерской Алексея Кондратьевича Саврасова — одно из дивных воспоминаний моего детства. Мне было всего 16 лет. Мы все, его ученики, — Левитан, я, Светославский, мой брат С. Коровин, Неслер, Ордынский, — мы все так его любили. Его огромная фигура с большими руками, широкая спина, большая голова с большими добрыми глазами, — он был похож на какого-то доброго доктора: такие бывают в провинции.

Говорил он, когда смотрел нашу работу, не сразу, сначала как бы конфузился, чамкал: "Это, это не совсем то. Вы не влюблены — в природу, в природу, говорю я. Посмотрите, вот я был на днях в Марфиной роще. Дубы — кора уже зеленеет. Весна чувствуется и воздухе. Надо почувствовать, надо чувствовать, как хорошо в воздухе чувствуется весна..."

Часто я его видел в канцелярии, где собирались все преподаватели. Сидит Алексей Кондратьевич... сложив как-то робко, неуклюже свои огромные руки, и молчит, а если и скажет что, то все как-то не про то: то про фиалки, которые уже распустились; вот уже голуби из Москвы в Сокольники летят. А придет к нам в мастерскую редко, говорит: "Ступайте писать, пишите этюды, изучайте, главное — чувствуйте". Кругом стоим мы и ждем, что скажет нам этот милый, самый дорогой наш человек. Стою я, Ордынский, Светославский, Левитан и другие, а Саврасов говорит, что даль уже синеет, на дубах кора высохла...

Левитан не ходит в мастерскую — весна. "Где он, — спрашивает Алексей Кондратьевич, — давно его нет".





— "Он... влюблен". — "Это ничего, это не вздор, он там думает".

Разговор с учеником

К. Паустовский

Ученик Саврасова Левитан — тощий мальчик в заплатанном клетчатом пиджаке и серых коротких брюках — сидел за столом и слушал Саврасова.

— Нету у России своего выразителя, — говорил Саврасов. — Стыдимся мы еще родины, как я с малолетства своей бабки-побирушки... Тихая была старушенция, все моргала красными глазками, а когда померла, оставила мне икону Сергия Радонежского. Сказала мне напоследок: "Вот, внучек, учись так-то писать, чтобы плакала вся душа от небесной и земной красоты". А на иконе были изображены травы и цветы — самые наши простые цветы, что растут по заброшенным дорогам, и озеро, заросшее осинником. Вот какая оказалась хитрая бабка!

Я в то время писал акварели на продажу, носил их на трубу мелким барышникам. Что писал — совестно припомнить. Пышные дворцы с башнями и пруды с розовыми лебедями. Чепуха и срам. С юности и до старинных лет приходилось мне писать совсем не то, к чему лежала душа.

Мальчик застенчиво молчал. Саврасов зажег керосиновую лампу...

— Сколько я написал видов Петергофа и Ораниенбаума — не сосчитать, не перечислить. Мы, нищие, благоговели перед великолепием. Мечты создателей этих дворцов приводили нас в трепет. Куда нам после этого было заметить и полюбить мокрые наши поля, косые избы, перелески да низенькое небо. Куда нам!..

— Работает же во Франции, — сказал он поперхнувшись, — замечательный мастер Коро. Смог же он найти прелесть в туманах и серых небесах, в пустынных водах. И какую прелесть! А мы... Слепые мы, что ли, глаз у нас не радуется свету. Филины мы, филины ночные, сказал он со злобой и встал. — Куриная слепота, чепуха и срам!..

  • • Как вы думаете, за что ученики любили Саврасова? Чему он учил их, к какому творчеству призывал?
  • • Согласны ли вы с мыслями Саврасова о том, что художник должен прежде всего уметь чувствовать?
  • • Как вы думаете, последовали ли ученики Саврасова советам своего учителя? Покажите детям слайды или репродукции картин учеников Саврасова.
« Содержание « Вернуться  Продолжить »




Комментариев пока нет!
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Комментарий:
Сумма цифр: код подтверждения
Внимание! Все поля обязательны для заполнения.
Пожалуйста, внимательно проверяйте правильность заполнения, потому что при ошибке ввода каких-либо данных Ваша информация может не сохраниться!