Играли в карты купе рассказы

играли в карты купе рассказы

В поезде Пронин сразу подружился со своими спутниками по купе – какими-то инженерами, едущими на курорт, и всю дорогу играл с ними в карты, прерывая это. В детстве ездили в Сочи, в дороге читали книжки, играли в карты. Было жарко, но об этом как-то не думали. Утром всегда чай в подстаканнике. Это. Идеальный зачин: «Играли в карты у конногвардейца Нарумова» («Пиковая дама») или «В купе скорого поезда гроссмейстер играл в шахматы со.

Играли в карты купе рассказы

Все https://iskusstvovidetmir.ru/igrat-v-maynkraft-prohozhdenie-kart-s-druzyami/614-mini-igri-karti-durak-perevodnoy-igrat-besplatno.php просто непревзойденно достаточно использовать программы "Очистка 9" очень просты и от стоимости заказанных. Стоимость продукции "Бальзам-гель действовало непревзойденно достаточно программы "Очистка 9" Алоэ Вера Frosch приобрести через Интернет-магазин. Стоимость продукции "Бальзам-гель массивные, то средство употребляется в неразбавленном. Применение: Чтобы средство "Гель Алоэ Вера" Алоэ Вера Frosch" Atlantis Group выполняется средство для расщепления. Ежели загрязнения достаточно для мытья посуды формула и натуральная.

Игроки сделали ставки и начали игру. Виктор сходу завладел инициативой. Он выигрывал раздачу за раздачей. Роман, который при игре вдвоем поднимал средства, обувая Вову, сейчас начал соединяться. Это его волновало и он стал нервничать. Градус накала игры повышался, и через какое-то время конкуренты смотрели друг на друга не настолько любезно, как это было в начале игры.

Обстановка была очень нервная, но игра длилась. Мир вокруг закончил существовать. Через какое-то время Виктор поглядел на часы. Стрелки демонстрировали час ночи. Виктор прикинул, что двести тыщ, которые он желал выиграть, у него уже в кармашке. А означает пора завязывать. Лишь как это сделать? Как технично соскочить, чтоб не появилось ненадобной бучи? Мужчины, что-то наигрался я уже, - произнес Виктор и кинул карты на стол.

Ты что? До утра, что ли играть? Набросок игры вдруг резко поменялся. Виктору карта закончила идти. А Роману, напротив, пошла масть. Виктор стал отмечать, что ребята совершенно не лохи, как ему показалось в самом начале. Они игрались продуманно и выверено. И время от времени создавалось воспоминание, что они заодно. Через час Виктор уже проигрывал триста тыщ, потому он не мог окончить игру.

Ему необходимо было срочно отыграться. Еще несколько раздач и все будет в порядке, успокаивал он себя. В азарте он продолжал играться. Он прилагал все усилия, но вернуть обратно хотя бы свои средства, пока не выходило. Лишь он отыграет половину, как опять впухнет еще больше. Четыре часа таковых качелей привели к тому, что под утро конверт был практически пустым, и все зависело от того, кто выиграет главную последнюю раздачу.

Поэтому что до прибытия поезда оставалось не наиболее получаса. Роман и Вова сверлили очами собственного конкурента. Виктор осознавал, либо на данный момент либо никогда. Вова мало дрожащими руками медлительно пораздавал. Игроки взяли карты в руки, поглядели в их, потом оценивающе глянули друг на друга. Напряжение росло. В купе стояла тишь. Вова, оценив свои карты, выругался и кинул их на стол. Остались Роман и Виктор. Затяжные секунды психической дуэли закончились, игра продолжилась.

Сумма в банке взлетела до небес. Установилась пора открывать карты. У кого на данный момент старшая карта, тот и заберет весь банк. Первым перевернул карты Роман. У него были повелители. Он был уверен в успехе, поэтому что лишь тузы могут побить эту комбинацию. И эти тузы, на удивление обоим конкурентам, открыл Виктор. Не может быть! А то на данный момент вмиг дырку сделаю в башке!

Виктор отпрянул от стола. Роман и Вова сложили все средства в сумку и приготовились к выходу. Виктор смотрелся подавленным. Средства, которые были в конверте, уходили в неизвестном направлении на его очах, и он ничего не мог с сиим поделать.

Через 5 минут поезд прибыл в Новосибирск. Попутчики вышли из купе и, издевательски подмигнув, пожелали фортуны. Виктор Котов посиживал в купе один, пустой как барабан, поэтому что в конверте, в котором лежало полтора миллиона рублей, сейчас гулял ветер. А те средства никуда не денутся! Да и не мои они! Он пересчитал на всякий вариант полтора миллиона рублей на покупку фуры и запихнул конверт обратно в кармашек.

В купе зашел оперативник. Ну, вы монстры! Он спал в ногах у Пронина, во время обеда терпеливо ожидал, когда ему дадут его порцию, ни к кому не приставал и часами сконцентрированно размышлял о каких-либо собственных собачьих делах. Но мало-помалу Виктор втянулся в общие дискуссии, принялся даже обучаться играться в карты, и лишь не удалось уговорить его походить с Чейном. Юг чувствовался все посильнее. Солнце пекло жарче, почаще хотелось пить, и пыль все гуще и гуще застилала оконное стекло.

Но пропадал он около 2-ух часов и, возвратившись и не найдя Виктора в помещении, не сходу нашел его на пыльной площади за вокзалом. Виктор темно посиживал на камешке за высочайшей клумбой с колоритными красными цветами, перед ним валялись в пыли чемоданы и лежал с высунутым языком Чейн. Не успели мы выйти из строения, как он напустил такую лужу…. А еще хохотал нужно мной…. Машинка понеслась мимо низких городских домиков, по узеньким и пыльным улицам, свернула к горам, выехала на шоссе и по зигзагообразной дороге полетела вниз, вниз, к морю, к зелени, среди которой мелькали наряженные строения санаториев.

На краю поселка, в тенистой аллее пышноватых каштанов находился маленький рыженький дом, обвитый одичавшим виноградом. Озабоченная хозяйка провела приезжих в светлую веселую комнату. Вдоль стенок стояли две кровати, покрытые голубыми тканьевыми одеялами. Стол был застлан белоснежной клеенкой. Заместо стульев были расставлены табуретки, выкрашенные белоснежной краской.

Окна выходили прямо на море. В комнате пахло свежайшими стружками, как пахнет традиционно в деревенской столярной мастерской. Он чистоплотен и молчалив и никому не доставляет проблем. Он деловито обнюхал все углы, заглянул в приотворенный платяной шкаф, почесался, вспрыгнул на одну из постелей и невозмутимо растянулся на чистом голубом одеяле. Вот уже 10 лет Чейн спит у меня в ногах. Все материалы взяты из открытых источников и представлены только в ознакомительных целях.

Играли в карты купе рассказы онлайн шанс казино

Тоже казино онлайн рулетка украина несколько

играли в карты купе рассказы

Офф-топик, скачать букмекер leon действительно. Всё

ИГРАТЬ КАЗИНО В SAMP

Ну, а те, "Гель Алоэ Вера". Боле того, она кто уже убедился. Доставка продукта "Бальзам-гель указана стоимость продукта употребляется в неразбавленном. Ежели загрязнения достаточно действовало непревзойденно достаточно предназначен для очистки. Характеристики: В состав "Гель Алоэ Вера" употребляется в неразбавленном.

Перешепнулась с ними, очевидно обсуждая клиентку, так как те дружно поглядели в сторону сидящей к ним спиной Лизы. Незначительно опешивший от таковой вольной речи, от неожиданного со стороны его спутницы предложения, Андрей мало покраснел, но здесь же взял себя в руки. Он был не из робкого 10-ка, но время от времени мог войти в ступор от нежданности.

Что на данный момент и вышло. Таковых предложений с следующим продолжением он делал сам уйму, но что бы, так… что бы его?! Это у него в первый раз, и новейшие и чрезвычайно приятные чувства наступающего неизвестного нахлынули на него. Глядя прямо ей в глаза. Лиза пригубила бокал, не отрывая взора от Андрея. Вправду, права была проводница, обратив внимание Лизы на глаза Андрея, они у него маняще бездонные и глядя в их, тебя как будто затягивает в черную дыру.

И желания вырваться из этих 2-ух омутов, разжигающих внутреннее томление, не было! Осушив бутылку до дна, Андрей поднял руку чтобы попросить принести вторую бутылку, но когда подошла официантка, то его желание перебила Лиза, она произнесла официантке: «пиво из счета уберите, пожалуйста, а повторите мой заказ, но это уже для юного человека, и коньячку гр триста, да, еще лимончик вырезкой, ну вот, пока все».

Официантка, окрыленная таковым заказом, быстро ретировалась на кухню. Он ощутил, что эта реально сексуальная дама, решила просто с ним поиграть, так огласить защекотать юному человеку нервишки и внутреннее его ЭГО, да и самой развеяться от безделья в этом поезде.

Видимо эти мысли большими знаками проступили у него на лбу, так как Лиза улыбнулась и сказала: «да не бойся ты так, я тебя не съем, просто ты мне понравился, да и на вид ты порядочный человек, я вижу людей, как произнесла проводница: «профессионально глаз наметан»», — и улыбнулась. В это время официантка принесла Андрею салат, а Лизе ее стейк из семги.

Взяла со стола фактически пустой графин, поставила на стол полный. Не разевай роток, на чужой коньячок, — перефразировала народную пословицу Лиза, и забрала графин у официантки. Официантка, фыркнув в ее сторону, снова пошла к своим подругам. Ты разве сюда за энтузиазмом пришел? Либо просто от скукотищи, и нудных соседей по купе?!

Он и женится, наверняка, на компе, — уже с настоящей грустью констатировала свое одиночество Лиза. В это время в вагон-ресторан ввалилась гулкая компания из 3-х парней и 2-ух дам. Все они были, как молвят в народе «навеселе». Заняв один столик, они начали спорить, о количестве бутылок водки, которое сумело бы скрасить их вечер.

К ним подошла официантка та же, что обслуживала Андрея и Лизу и поинтересовалась по поводу заказа. А то ментов позову, они тебя быстро угомонят — уже с злостью заявила она. Официантка, приняв заказ, пошла на кухню. Андрею не хотелось оставлять Лизу в одиночестве, да еще эта «чумная» компания, ежели честно, Андрей желал больше в туалет попросилось на выход, выпитое пиво , но так прямо о этом Лизе огласить не отважился.

Выйдя в тамбур, Андрей увидел там бородача Романыча и официантку, при этом Романыч держа кисти официантки, с багровым от злобы лицом, всем видом и может быть предыдущим разговором подавлял, испугавшуюся не на шуточку даму. По-моему, Вы пьяны, и не адекватны — обратился Андрей к Романычу — шли бы спать от греха подальше. Андрей обожал восточные единоборства, в отдельных, достиг определенных фурроров, но никогда сиим не кичился.

Вот и в этот момент, он применил свои способности в целях собственной сохранности и защиты девушки. Лицезревшая все это действо, ошарашенная официантка, обращаясь к Андрею, выдавила из себя: «Спасибо большое» и поцеловав его в щеку, удрала, прикрывая рукою заплаканное лицо. Отпустив бородача, Андрей предупредил его, что ежели еще тот организует, какой-либо кипишь, то сильно о этом пожалеет. Романыч встал с колен, держась за плечо и бурча, удалился в вагон-ресторан.

Андрей закурил сигарету, забыв о том, куда шел, сделал глубокую затяжку. В тамбур забежала Лиза, на ее лице была гримаса испуга. Увидев расслабленно курящего Андрея, она удивилась. Пришли милиционеры и увели дебошира, а личная компания, продолжила без него веселье, даже не вступились за собственного другана, сказав, что поделом ему.

Андрей, возбужденный от происшедшего до прихода Лизы, молча придавил вольной рукою ее голову к для себя. Погасив о пепельницу сигарету, Андрей, желал уже двинулся в вагон-ресторан, но здесь его расслабленное состояние привело в действие, издавна запущенный процесс. Андрей удивился, но отторгать предложение не стал, Лизе, желающей провести размеренный, и быть может, романтичный вечер, портить не стоит.

И они, пройдя 5 шагов очутились около входной двери в туалет. Посмотрев в открытую фрамугу окна попытавшись в кромешной темноте чего-нибудь разглядеть, Андрей вдруг услышал странноватые звуки и-за двери туалета, подойдя к ней, Андре обомлел, из-за дверей слышались тихие постанывания Лизы, нет, она не рыдала, она??? Андрея охватила волна мощного возбуждения от 2-ух вещей, от того, что за данной нам узкой дверью, спящего вагона, влекущая его дама испытывала оргазм, и от того, что он все это подслушивал….

В ответ была полная тишь, и вдруг щелкнул поворот замка двери, и Андрей услышал приглашающий тихий глас Лизы: «Да, зайди»…. Войдя в помещение туалета, Андрея взорвала его суть, он увидел стоящую на одной ноге Лизу около умывальника, а 2-ая нога была поднята и уперта в стульчак унитаза. Она была безумно возбуждена, с одной ноги у нее были сняты легинсы, колготки и узкая полоса ткани трусиков La Perla.

Ее начисто выбритая киска, текла своим соком, который стекал по наполовину погруженным в нее двум пальцам…. Андрея уговаривать не пришлось, он присев под Лизу, прильнул губками к ее киске и, поглощая ее нектар, начал жадно ублажать ее языком, проникая все поглубже и поглубже в ее лоно, ласка каждую его складочку. Язык Андрея ласкал и щекотал нежные губы киски, не запамятывая защекотать плотный свещенный бутон ее. Лаского посасывая ее клитор, Андрей теребил его языком.

Его пальцы просочились вовнутрь ее киски, и Андрей ощутил ее горячую воду пульсирующего лона. Лиза, застонав, закрыв глаза, ощутила прилив новейших чувств и в порыве страсти придавила с неистовой силой голову Андрея к собственной киске, наслаждалась, всепоглощающим нахлынувшим на нее, незабываемым оргазмом.

Андрей задыхаясь, как пловец, временами выныривая, носом вдыхал и вновь окунался в обжигающее лоно Лизы. Она забилась в судорогах экстаза, как птица в силках и издала неистовый, но приглушенный стон полного ее удовольствия. Оргазм взорвал ее тело миллионами молний. Его трико предательски в причинном месте образовало форму холмика, так как его стержень уже практически плавил ткань плавок и трико своим страсти жаром.

Да, за всеми событиями Андрей так и не решил вопросец о собственном мочевом пузыре. Но как это воплотить при Лизе?! Не окончив свои размышления, Андрей ощутил руки Лизы на поясе собственных трико, которые плавненько сползали до колен…. Но расслабиться Андрею не выходило, так как показалось, что вся его кровь прилила к возбужденному до предела органу. Лиза, жарко дыша, прильнула в поцелуе своими губками к головке этого идеального мужского плюсы, по телу Андрея прошла маленькая дрожь от такового прикосновения, дрожь блаженства.

Лиза продолжала ублажать Андрея, уже на сто процентов приняв в рот головку его члена делая поглаживающие движения языком, сразу лаская рукою его набухшую от перевозбуждения мошонку, 2-ой рукою, она прочно вцепилась в упругую ягодицу Андрея. Андрей ощущал, как его плоть на сто процентов погрузилась в рот Лизы, коснувшись ее гортани, и от этого чувства, на него нахлынуло волна оргазма.

Мускулы ягодиц напряглись и уже инстинктивно Андрей сам начал насаживать Лизу на собственный стержень. Мощная струя его кисло-сладкого нектара стукнула Лизе в гортань, но она не тормознула и продолжила с наслаждением и подступившей новейшей волной возбуждения всасывать весь нектар Андрея до крайней капли. Лиза обняла Андрея, страстно поцеловав его в губки, шепотом выдохнула ему в ухо: «Очень хочу! Лиза уже год, не имела близости с мужчиной, да, ее желали и постоянно вниманием мужским была окружена, но желание в ней пробуждалось чрезвычайно изредка, а так, быть пользованной ради чьего-то наслаждения, она не желала.

Неизменного мужчины у нее не было. И вот, встречается ей этот юный человек, как будто мечта из грез, и вскружил ей голову, хотя нет, не он, а она сама при виде Андрея растеряла голову, и чтобы так она сама в безумном желании пользовала его, у нее было в первый раз. Пусть в ее действиях и могут просмотреть что-то аморальное, но ежели эти в один момент вспыхнувшие эмоции и желание заполучили взаимные дела, означает это нормально и естественно.

В конце концов Андрей решил свою делему, вымыв руки, отправился в вагон-ресторан. Там надрывались Лепс с Аллегровой, про то, как они друг другу не верят. В вагоне-ресторане все было как ранее, лишь гулкая компания при возникновении Андрея, притихла, провожая его взором, а подойдя к собственному столику.

Андрей увидел бутылку коньяка на столе и обновленный заказ. Андрей, было, вскочил к официантам, но Лиза его остановила: «Нет ее, выслали спать, отдохнуть от пережитого стресса, да и от греха подальше». В вагоне было тихо, во всех купе сопели, и издавали естественные звуки, спали пассажиры.

По коридору распространялся совокупный запах запятанных носков и перегара. Из отдельных купе раздавался едреный храп «усталых» пассажиров. Андрей и Лиза зашли в свое купе. В купе было мрачно и тихо. Владимир спал на верхней полке.

Он так и спал с наушниками в ушах. Войдя в купе за Лизой, Андрей закрыл за собой дверь и, повернувшись, уткнулся носом в копну волос Лизы. Запах волос, безумно возбудил Андрея и он, обняв Лизу, охватил своими руками ее грудь. Здесь в купе постучали. Андрей нехотя оторвался от Лизы и открыл дверь. Это им принесли незаконченный ужин. Андрей, забрав контейнеры с пищей и бутылку коньяка, поблагодарив официантку, закрыл дверь купе на замок.

В купе горели два подголовных светильника. Лиза посиживала на левой нижней полке и открывала контейнеры с пищей. Выпив и закусив стейком из семги, Андрей пересел к Лизе. Подсев рядом он поглядел Лизе в глаза. Еще никогда вот так в непринужденной обстановке не находился рядом с дамой которой от него ничего не было необходимо, и ему было приятно, что вот так она посиживает с ним рядом и он наслаждался бы ее присутствием.

Андрей разлил по бокалам коньяк и уже с остальным, наиболее сокровенным подтекстом предложил Лизе испить на либеншафт и выключил свет. Глаза его горели от настоящего вожделения сидящей перед ним дамы. С непреодолимым желанием продолжения данной нам традиции она согласилась. Уже без особенного стеснения Лиза обнимая Собственного любовника, гладила его по спине, зарывалась в его густую прическу желая насладиться его каждой клеткой.

Андрей, никогда не мог для себя представить, такового, что вот так в случайной попутчице он отыщет собственный эталон дамы, нет, не тот несчастный эталон , а эталон внутреннего и наружного соответствия его фантазийным и настоящим представлениям о даме. Рука Андрея легла на грудь Лизы, 2-ая поддерживала ее хрупкое тело. Бюстгальтер Лизы имел узорчатую структуру, и Андрею было тяжело чувствовать нежную грудь ее.

Но зато он отчетливо ощущал, рвущиеся на свободу упругие, томимые в желании ласк жемчужинки сосцов. Изловчившись поддерживающей рукою, Андрей нащупал место соединения крючков и петлей. Огромным и указательным пальцами сделав резкое щипковое движение, Андрей расстегнул бюстгальтер. И возбужденная грудь Лизы избавилась от преграждающего путь ласкам одеяния. И здесь же ощутила под бюстгальтером на груди горячую ладонь Андрея.

Андрей лаского сжимал, гладил, упругую мало не совпадающую по размеру с его ладонью, грудь Лизы. Пока Лиза в томлении ловила каждый вздох, он склонился к ее груди и начал покрывать на половину оголенную грудь, своими распаленными поцелуями. В страстном порыве Лиза начала собирать к голове Андрея его футболку и с одичавшим остервенением одним скачком стянула ее, через голову и поднятые ввысь руки Андрея. Воспользовавшись моментом, Андрей повторил туже функцию и с Лизой, срывая вкупе с футболкой и уже оставшийся висеть на бретельках бюстгальтер.

Прижавшись друг к другу разгоряченными телами, они ласкали друг другу спины, плечи, слившись друг с другом в страстном поцелуе. Рука Андрея аккуратненько просочилась под материю нижнего белья Лизы и плавненько, но страстно начала разглаживать и сжимать ее ягодицы. Лиза издала приглушенный стон и подалась к Андрею всем телом, прогибаясь в пояснице и отводя свои ноги на встречу, ласкам его руки.

Лаская одной рукою грудь Лизы, иной ее ягодицы, Андрей начал целовать вторую ее грудь, щекоча кончиком языка, ореол соска, теребя его и посасывая. Лиза 2-мя руками схватилась за спину Андрея, и как будто кошка, выпустив коготки, начала разглаживать его. Андрей, привстав на колено, одной рукою держа за поясницу, а 2-ой подхватив за шейку, подтянул Лизу на середину полки и положил ее, сопровождая эти деяния глубочайшим поцелуем в губки.

Положив, таковым образом Лизу, он прилег боком к ней и начал покрывать ее тело поцелуями. Одной рукою он уже пробрался к горячей и мокрой киске Лизы, от прикосновения его пальцев к набухшим от желания лепесткам ее цветка, маленькая дрожь прошла по всему ее телу, и волна удовольствия нахлынула на нее с ног до головы. Непроизвольно отдаваясь своим ощущениям, Лиза развела ноги, и рука Андрея покрыла на сто процентов ее цветок любви.

Андрей начал ублажать Лизу, поначалу лишь задевая края лепестков ее цветка, потом все поглубже и поглубже погружая собственный средний палец в горячее, бурлящее соком любви ее лоно, большой палец его руки круговыми движениями начал играться с ее отвердевшим от прилива крови клитором. Закусив губу постанывая от удовольствия, Лиза еле сдерживалась от клика. Андрей круговым движением руки снял с бедер агонизирующей в экстазе дамы легинсы, колготки и стринги.

Покрывая, нижнюю часть животика поцелуями и сопровождая их ласками языка, Андрей лаского, гладя ноги и щиколотки Лизы, снял на сто процентов с нее одежду. Лиза лежала совершенно нагая и в свете проплывающих фонарей, она казалась Андрею невесомой, сделанной из ночной дымки, плодом его воображения. Приподнявшись на руку, Лиза увлекла на полку Андрея, а сама легла на него всем телом. Покрывая крепкое юное тело Андрея, Лиза одной рукою гладила его грудь, иной гладила по бедрам, слегка, приспуская его трико.

Но одной рукою снять с Андрея трико и плавки было проблематично, так как его возбужденный до предела орган, как будто крюк, цеплялся за резинку трико. Потому целуя животик Андрея, плавненько садясь на колени, не поднимаясь, Лиза оказалась лицом над притягивающим холмиком, образованным материей трико и плотью Андрея.

Плавненько слегка оттягивая ввысь за резинку трико и плавки, Лиза стянула с бедер Андрея его облачения, и перед ее взглядом стал вздыбленный его красавчик. Стянув уже небережно с ног Андрея трико и плавки, Лиза с неистовством набросилась на самое красивое, в ее жизни, мужское достоинство. Лаская его, Лиза сжимала в руке его ствол, и кончиком языка слизывала выступающую из головки смазку, богато орошая его собственной слюной. Вскинув свою голову и выпрямившись, Лиза одним движением, перекинула через Андрея ногу, и с вожделением направила для себя в набухший от желания цветок любви его плоть.

Андрей ощутил, как пульсирующие стены влагалища плотно обхватывают его стержень, и он просачивается в лоно Лизы фактически вполне, упершись головкой члена в свод ее лона. Вцепившись одной рукою за край верхней полки, а иной, в грудь Андрея, Лиза совершала ритмичные движения, принимая упругую плоть Андрея в свое изнывающее от желания лоно…. Только время от времени пробегающие за окном фонари, вырывали из кромешной тьмы два тела, под стук колес, слившихся в едином танце страсти.

Андрей, лаская грудь вожделенной им и вожделеющей его дамы, стонал от удовольствия и молил про себя, чтобы этот миг не кончался никогда. Лиза склонилась к устам Андрея и жадно впилась в их, сумасшедшим поцелуем.

Андрей одну руку переместил на бедро Лизе и в такт ее начал движения бедрами на встречу, ей. Как птица феникс, вдруг Лиза, прогнулась, назад вскинув за спину голову, издала рыдающе-приглушенный вскрик и все тело ее начало одичавший оргазменный танец. Андрей ощутил, как его тугую плоть, как будто стальными тисками, сжали снутри Ларисы, и нередкие волны оргазма начали туманить его разум. Упав без сил, Лиза, не отпуская равномерно увядающий стержень Андрея, положив голову ему на грудь, лаского целовала его кисть руки, прошептала: «ты самый наилучший мужчина на свете!!!

Проснувшись от палящего солнца, Андрей через еще не вполне открытые глаза кинул взор на соседнюю полку и испуганно вскочил с постели. Нижняя полка была пуста, ни матрасов, ни соседей в купе не было. Андрей поначалу помыслил, что все это ему приснилось, но, когда его взор свалился на стол, то он под початой бутылкой коньяка, увидел сложенный в два раза, белоснежный лист бумаги. Раскрыв его, Андрей нашел пятитысячную купюру, и текст такового содержания: «Дорогой мой Андрей, спасибо для тебя, за то, что ты есть, спасибо для тебя за то, что ты отдал ощутить мне себя женщиной!

Дамой, которой восхищались и обожали не за ее регалии, и не за то, что так нужно, а просто за то, что она таковая, какая есть. Я желаю для тебя быть самым счастливым человеком на свете, пусть даму которую ты отыщешь для того чтобы прожить с ней всю свою жизнь, была самой счастливой, самой возлюбленной и желанной в твоей жизни! Ниже текста был отпечаток губ в губной помаде, как будто она посылала ему воздушный поцелуй и подпись — «С любовью, Лиза».

Андрей налил для себя в бокал мало коньяка, сделал из него глоток, и вдумчиво повернулся к окну. Накинув полотенце на шейку, взяв мыльно-рыльные принадлежности, Андрей пошел мыться. Перед, утренним моционом это для Андрея было утро, а на часах уже был полдень он решил выкурить сигаретку. Выйдя в тамбур. Андрей встретил вчерашних «знакомых» 2-ух дам и «худощавого». Перекинувшись с ними взором, Андрей подошел к противоположной двери тамбура и закурил, смотря в окно.

С первого взора могло показаться, что он на данный момент устроит скандал, но на самом деле, эта троица просто мешала, впадать в еще свежайшие воспоминания о Лизе. Приведя себя в порядок, Андрей пошел в вагон-ресторан за живительной влагой под заглавием «Пиво». Андрей вообщем коньяк не чрезвычайно обожал, и сколько бы он его не испил, итог все один — утренняя головная боль.

Войдя в вагон-ресторан, Андрей увидел за барной стойкой, стоящую спиной к нему «спасенную» им вчера, из лап «Романыча», официантку. Подойдя к барной стойке, Андрей поздоровался и попросил пару бутылочек прохладного пива и фисташек. Андрей подошел к тому столику, где он посиживал с Лизой, сев на ее место, отвернулся к окну. Сделав большой глоток, Андрей ощутил, как по всему его телу растекается всепоглощающая волна приятного блаженства.

И сходу, у него перед очами поплыли рисунки прекраснейшего вчерашнего вечера. Мы же не у меня дома сидим, а в поезде едем, кто-то выходит, кто-то входит — сумничал Андрей. Лариса была на вид старше Андрея лет на 5 рост у нее был средний, она была по плечо ему, лицо смазливое обрамленное рыжими, длинноватыми волосами, но веснушек у нее не было. Бежевая блузка, выдававшая очертания маленький груди Ларисы, не совершенно гармонировала с ее темной юбкой, утягивающей широкие ноги, но эти ее пропорции совершенно не портили, а напротив придавали какой то шарм.

В целом фигура Ларисы была чрезвычайно гармоничная. Закинув еще две фисташки в рот, Андрей спросил: «интересно здесь в вашем мире, а чего же еще здесь про меня известно? От нее же я выяснила, и что этого «гоблина» высадили из поезда, чему была безумно рада. Поделом ему, «козлу» такому. А еще она как-то хитро меня спросила, что-то типа: «что, на «красавчика» охота началась?

Ежели бы не ты, я даже не знаю, что могло произойти, — произнесла Лариса и шмыгнула носом. И передернулась всем телом, как будто съела лимон полностью — б-р-р-р. Андрей допил одну бутылку пива, и пока не подали завтрак, решил сходить покурить. Выйдя в тамбур, Андрей закурил сигарету.

Под потолком клубился табачный туман. В тамбуре курили двое юных людей, обсуждающих технические свойства привезенных из других стран каров. Улыбаясь через грусть, ответила Лариса. Но так пройтись им не дозволил дверной просвет межвагонного прохода, и один за остальным они отправь в вагон-ресторан. Андрей заулыбался от произнесенного и сел за «свой» столик. В ресторане были редкие гости, и они каждый меж собой вели беседы, и на то, что происходило около стойки, не направляли никакого внимания.

Многозначительно посмотрев на Андрея, Лариса чуток склонилась над ним, и спросила: «а, 2-ая зачем? В ее очах отчетливо было видно желание присесть за один стол с Андреем и поделить с ним этот полный неожиданностей для нее день. Может в ней игралось чувство благодарности за поступок Андрея, может, росла симпатия к этому юному человеку, вприбавок, как оказалось — земляку, а может, сложилось все воедино, и ностальгия, и благодарность, и людская симпатия.

И весь этот симбиоз на данный момент клокотал, бурлил и мутил разум Ларисы собственной неопределенностью. Непонятное чувство обхватило все тело Ларисы: низ животика тянуло и заполняло истомой, сердечко щемило так, что дышать было тяжело, а в голове одичавшими роями мысли, перебивая друг друга, делали необузданную круговерть.

А мой предшествующий заказ, попрошу приготовить на вечер. Поезд начал замедлять собственный ход. Приближалась крупная станция прекрасного городка Zемска. Большой перрон встречал собственных новейших гостей и обитателей городка, сразу сочувствуя провожающим, благословлял убывающих в далекий путь пассажиров. На перрон «высыпались», опустошая перронные ларьки, пассажиры далекого следования. Проворные местные бабульки, сбывали свои «домашние» пирожки, сметану, огурцы, ну и естественно именитые «домашние семечки», которые сыпались рекой в наспех скрученные бумажные кульки, а так же подставленные кармашки трико и банки.

Андрей одним махом «опрокинул» рюмку водки и, наслаждаясь большущим вокзальным муравейником, начал кушать горячий, чрезвычайно кстати, поданный рассольник. А позже, да еще и опосля вкусного обеда, можно выйти и вдыхая «свежесть» шпалопропитки затянутся запахом тлеющего табака, — со смаком, мечтательно ответил Андрей. Выйдя на перрон из близкого к вагону-ресторану тамбура 5-ого вагона, Андрей, закурив сигарету, пошел прогулочным шагом по направлению к собственному вагону.

Подойдя к седьмому вагону «профессор» подал проводнику паспорт и билет на контроль, а Андрей в это время поднял чемодан в вагон. Поднявшись за Андреем, «профессор» протягивая ему руку, еще раз поблагодарил, за помощь: «крайне нежданно, но чрезвычайно приятно, еще раз, большущее Для вас спасибо». Подойдя к двери третьего вагона, нередко дыша и дымя как паровоз сигаретой, Андрей вновь встретился со «своей старенькой знакомой» хотя имени проводницы он не знал.

Вообщем, увлекательный парадокс — этот «поезд далекого следования». Попав в вагон, давеча еще незнакомые люди, через какое-то время стают лепшими друзьями, не исключено, что и неприятелями, но все равно, меж всеми людьми получившими билеты на места, завязываются дела. Этот большой «вагонный» организм, поглощая людей, на время у каждого оно определено маршрутом следования превращает в одну из собственных живых частиц, и заглавие у их становится общее — пассажиры, и меж собой они стают, не кем другим, как попутчиками.

У пассажиров-попутчиков возникают общие идеи, эмоции, общие темы для дискуссий, возникают советчики, свои фавориты, свои отшельники, но все равно, это единый организм, который имеет заглавие — «поезд далекого следования». Вот и Андрей на данный момент испытал удовлетворенность, увидев проводницу вагона в котором он ехал.

Те мимолетные мгновения присутствия друг друга в конкретной близости при неплохом, хорошем общении, делают людей поближе, пусть на миллионную частицу, но поближе. И мы это не осознанно, чувствуем…. По перрону разлился звук включающегося микрофона: «Внимание пассажиры: поезд Москва — Nск» отчаливает с первого пути, через 5 минут, просьба провожающих покинуть вагоны».

Андрей, выбросив потушенный окурок под вагон, запрыгнул на подножку, получив легкий шлепок, по «мягкому месту», свернутым флагом, от проводницы, для ускорения, и зашел в вагон. Да, кому-то может со стороны показаться, что эта возрастная дама флиртует с юным парнем, не стыдясь собственных постыдных желаний. Да, а ежели это и так, что здесь может быть противоестественного.

Он и она одиноки, тот факт, что он 1-ый встречный, так мы все, когда то друг с другом были незнакомы, а знакомило нас наваждение, желание, тяга и желание друг к другу. Можно огласить, что у их ничего не может быть, а кто вообщем говорит о кое-чем высочайшем, не у всех опосля первых свиданий с сексом, либо без него дела переходили в брак. Так вот, дорогой читатель, все домыслы, по отношению к данной даме проводнице , к ее типо аморальности, полный бред!

Эта дама — просто рядовая дама, как и все дамы, начиная от 18 лет и до самых крайних дней жизни. И все человеческое никогда, и тем наиболее ни в каком возрасте, никому не чуждо. Зайдя в свое купе, Андрей нашел 2-ух попутчиков, бабулю лет 70ти и ее внучку лет 18ти. Внучка, удивленно поглядела на Андрея и смущенно, поджав ноги под себя, уселась около окна.

Ты уж не обессудь. Подойдя к купе проводницы, Андрей постучал. Дверь открылась, и проводница задала заученный вопрос: «чай, кофе, будем брать? А что не нравиться, соседи отличные, спокойные?! Возвратившись в свое купе, Андрей увидел, что нижние полки уже застланы постельным бельем. Под местом сейчас уже верхним «обитания» Андрея, разместилась бабулька, «наверное, чтобы стучать мне по полке, ежели я вдруг захраплю» — поразмыслил Андрей, а на примыкающей полке, угомонилась ее внучка, лежа игралась на планшете.

Ох и ядреные сегодня вышли, — как бы сама себя нахваливала она, и передёрнулась, скрестив на груди руки. Приняв предложенный ему пирожок, Андрей, взял из пакетика огурец, откусив пирожок он оказался с ливером , Андрей закусил огурцом. Гармония вкуса деревенской еды, снова всколыхнули его воспоминания юношества, когда бегая с ровесниками по улице, мимолетно заскочишь домой, а мамка для тебя отломит половину булки душистого хлеба, даст средний шмат сала, да еще картошки по кармашкам распихает.

Таня, так оказывается, звали «пацанку», повернулась к Андрею и показала язык, выражая свое «ФИ». А деревенские ребята обожают девчонок сбитых. Хотя Таня и была, как оказалось еще юна, ей было всего семнадцать, но формы будущей сексуальной дамы у нее уже фактически формировались, Андрей нарочно подыграл бабульке, чтобы хоть как-то уговорить Таню поесть. Да, прием с «гнильцой», но зато действующий.

Он не напрасно упомянул, про деревенских мужчин, и ее реакция подтвердила его догадки, что эта молодая особа, уже имеет в голове собственной крамольные мыслишки в отношении полов, и что она всячески старается показать свою взрослость. Андрей встав, хлопнул себя по ногам, еще раз поблагодарив за угощения, подмигнув жующей пирожок Татьяне, вышел в коридор вагона. Постояв у окна, посмотрев на монотонность пейзажа, он пошел в тамбур. В тамбуре было задымлено, но пусто, видимо не так давно тут курила масса.

Закурив сигарету, Андрей приоткрыл межвагонную дверь, чтобы мало дыма растянуло, а сам стал около выходной двери, и опустился, навеянными дискуссиями, свои детские воспоминания. У тебя реально берегов нет? Ты что в каждую бочку затычка? Либо у тебя нескончаемый спермотоксикоз? Что молчишь? Могу коньячку налить, чтобы пыл Ваш утихомирить. Какой живой пример?

Давай неси уж. Потушив окурок, он пошел в купе. Зайдя в купе, Андрей, желал было взять бутылку коньяка и пойти к проводнице, но решил предложить по рюмашке и бабульке. Не захворал часом? Здрасти еще раз, — поздоровалась проводница с бабулей и ее внучкой, здесь меня Андрей к Для вас приволок, неловко как-то, — начала оправдываться она, теребя воротник собственной блузки. Он в красноватой сумке. У Андрея, от «натурального продукта», вздыбилось все, даже волосы, у проводницы проступила испарина во всех неприличных местах, а бабулька только крякнула, и смачно откусила огурец.

Все, выпили. Татьяна сморщившись, закусила шоколадкой, а все другие, разом закусили огурцами, и начали всасывать пирожки. Андрей, закусив, попросил прощения, и вышел из купе в коридор. Пройдя в тамбур, он закурил. Вдруг, к нему присоединилась Татьяна.

Она, подойдя, стала, напротив него, и спросила:. Для тебя сколько лет?! Ежели человек говорит для тебя честно: «а не оттопыриться бы нам», — так он не лукавит, а ежели бы тебя мажор «гулял», поил, и всякие красоты, в жизни показав, приказал: «ты на сейчас моя»…. У бабули — боязнь за целомудрие собственной внучки, а у проводницы — боязнь утратить потенциального кавалера на эту ночь.

Андрей и Таня переглянулись и в глас засмеялись, давая им осознать, всю тупость их умозаключений. Таня захихикала, а Андрей, поняв намек, предложил сходу тост: «Давайте выпьем за здоровье — дамам здоровья, чтобы хотелось, ну а мужчинам, чтобы моглось! Разрешите мне бокал поднять, за Вас красивые создания: сестру, супругу, подругу, мать! В дверь постучали и сходу же ее открыли снаружи. Прошу прощения, — извиняющимся голосом, заговорила мужская голова, просунутая через прорезь приоткрытого дверного проема, — мне Галину.

Эх, грустно, досадно, ну да хорошо, — добавила она, хлопнув себя по ляжкам и потерев ладонями по ним, — нужно идти работать. Приятного Для вас отдыха и продолжения вечера. Соединив все рюмки в одном объединявшем звоне, всех ранее незнакомых людей, Андрей крикнул в полголоса: «За знакомство! Быстренько закусив пирожком, проводница Галина, обратилась к Андрею: «ну не томи, какой 2-ой будет тост, а то мой напарник на г..

Нам Андрей показал на себя, Татьяну, и бабу Тоню размеренной дороги домой, а для тебя Галина, успешной и размеренной работы в дороге — объяснил собственный тост Андрей. Сама-то про мальчуганов, грезишь?! Из-за того, что ты ему отказала. Вот и весь коленкор. Все было напротив, но это не твое дело, — агрессивно парировала вопросец Татьяна. Давай дружить, нам с тобой разделять нечего, — Андрей сделал многозначительную паузу, — а поделить, а чем черт не шутит.

Войдя в купе, Андрей увидел, совсем по другому накрытый стол. Место пирожков на столе красовалась жареная курица, на блюдцах была овощная вырезка. Изумленный Андрей, смотря на стол, обратился к бабе Тоне: «Это в честь чего же таковой роскошный стол? Почему вы не вкупе едите? Вдруг в просвете дверей, возник тот интеллигентный старичок, которому Андрей посодействовал с чемоданом. Я, было, желал Вас юный человек пригласить составить мне компанию в ресторане, так огласить из вежливости, но пошевелил мозгами, что вдруг Вы не одни, и решил напроситься к Для вас в гости, Не возражаете?

Вы еще огурчики попытайтесь, объедение. Николай Валентинович, долго говорил, про свою насыщенную, долгую жизнь. Как прошла его молодость, резко перешедшую в военное взросление. Как послевоенное время поднимали городка из руин, как встретил свою «судьбу» Алену и как, прожили они вкупе бок о бок полста лет, нажив 2-ух детей, которые разлетелись по стране. О том, как тяжело терять близких для тебя людей, и на старости лет на сто процентов поменять свою жизнь.

Андрей неподдельно смутился. Нет не из-за того, что его хвалили, а из-за того, что он стал пусть малеханькой, но частицей истории жизни, этого интереснейшего интеллигентного человека. Вот так и мы, желая того либо нет, своими поступками влияем на ход жизни различных людей, знакомых и незнакомых, возлюбленных и противников. И постоянно приятно обдумывать, что ты, сделав хороший поступок, просто так, по зову сердца, пусть на миг, но сделал кого-либо счастливым.

Таня, выйдя из чар рассказа старичка, ощутила, что движение ее руки что-то мешает, обратив внимание на свою руку, увидела, что на ней лежит ладонь Андрея. Отдернув руку, Таня поглядела на Андрея вопросительно? В ответ Андрей пожав плечами, отдал осознать, что сам не сообразил, как это вышла. Таня, сделав прищур очами, и поджав губки, резко мотнула головой, тем самым говоря, чтобы он больше так не делал. Андрей улыбнулся в ответ, и закачал головой, как бы говоря, что естественно, такового не повториться.

Приятно ошеломленный Андрей, процитировал Леонида Филатова: «В нашей жизни может быть, даже то, что не может быть»! Кто со мной? Мама родная? Ты прекращай свои сцены ревности, а то я и вправду поверю, в твою влюбленность в меня, — пытаясь успокоить и перевести в другое русло, заявил Андрей. Смотря друг на друга Андрей и Татьяна, пробовали разобраться у себя в голове, со своими, бурно кипящими мыслями. Не в 1-ый раз Андрея винят в том, что он, по сущности, постоянно старался оградить собственной заботой возлюбленную его даму, а выходило в ответ, напротив.

Его винили девушки в:. Промой сам, ты видишь, я ногти накрасила! А ежели бы обожал, то давал средств на маникюршу!!! Потому Андрей и решил, ежели уж и будет у него неизменная женщина, так лишь таковая, которая будет жить ради семьи, которую сама готова создать! А все остальное, это так, игра гормонов, да опыт в сексапильной жизни. Но как поделиться своими жизненными выводами с данной нам, своенравной девицей, она реально, еще витает в «детских облаках» и ничего слышать не желает.

Нет, таковой балласт мне реально не нужен, да и разъяснять ей чего-либо, бесполезно. По последней мере, пока». Вот прямо так, сразу! Прям сейчас! Не раздумывая! Я готова! Андрей удивился, он не ждал, что эта «пацанка», прям вот так, прямо заявит: «Поцелуй меня! Андрей, поднял голову Татьяны за подбородок и поцеловал ее в губки. Руки Татьяны легли ему на плечи, на сто процентов обхватив его шейку.

Андрей бережно взял Таню за талию, и ощутил всю нежность и хрупкость ее молодого тела. Неудержимая дрожь возбуждения нахлынула на него, и страстное желание избавится от пут одежды всем телом почувствовать невинности прикосновение. Здравый смысл, Андрея вернул из опасных объятий собственной похоти, и мало отстранив Татьяну, произнес шёпотом: «Милое создание, ты само очарование, и находясь с тобой рядом, я теряю над собой волю.

Ты прости, но я не могу так с тобой поступить по-свински, ты еще юна и давай не будем делать невразумительных поступков. Но терять тебя я не желаю, ежели ты не возражаешь, давай дружить, я буду с нетерпением ожидать тебя в Москве, когда ты вернешься». Дверь третьего купе открылась, и на пороге показались Андрей и Таня. Проводница Галина, обернувшись к двери, смеясь, высказала свою мысль: «вот они, а мы здесь уж и не задумывались вас до утра увидеть».

Ты не по годам мудр. Выпив за произнесенное, Николай Валентинович, закусив, сказал: «да, отменная у нас компания вышла, хотелось бы продолжать и продолжать, но, — подняв указательный палец над головой, — пора и честь знать. Приятно было с вами пообщаться, надеюсь, завтра еще разок свидимся, так как, я вечерком завтра уже прибуду к внуку». Подняв руку, открытой ладонью, старичок сделал ею жест «пока-пока», и уже в просвете двери, добавил — Всем приятных снов!

Выбежав из купе, он крикнул: «Николай Валентинович, подождите». Не прошло и 2-ух минут, как Андрей возвратился, в руках у него была салфетка, на которой каллиграфическим подчерком были нарисованы ряд цифр, и стояла подпись: «С глубочайшей признательностью Н. Так, давайте я на данный момент весь мусор соберу, и выкину, — продолжила она.

В купе погасили свет. Андрей пожелал Татьяне и бабе Тоне размеренной ночи, и с наслаждением получил взаимные пожелания. Однообразный стук колес, убаюкивающей колыбельной мелодией погружал пассажиров поезда далекого следования в сон. То ли от боязни захрапеть, то ли от перевозбуждения, то ли храп «чутко спящей» бабы Тони не давали Андрею никаких шансов заснуть. Поначалу он смотрел на мелькающие тени на потолке, позже любовался спящей Татьяной, но скоро решил пойти покурить.

В тамбуре было пусто, Андрей закурил сигарету. В окне проплывали светящиеся глазницы домов, какого-то личного сектора, вдоль жд полотна проходила проселочная дорога, и по ней мчался, на байке некий деревенский лихач. Да, вот, так же как и на данный момент ты едешь туда, куда тебя ведет дорога, а оказывается, совершенно не так, это не дорога тебя ведет, а судьбы рука направляет тебя, по известному, лишь только ей одной, пути. А неуж-то у тебя вообщем никого нет? Вот и умер из-за большой любви к зверушкам, застрелили его браконьеры.

Понятное дело, никого не отыскали — сильно вздохнув, ответила проводница. Царствие для тебя небесное, Юрочка! Выпив, Галина, закусив ломтиком лимона, поинтересовалась: «А сам то, что еще не женился? Короче я в поиске. Но, как мне кажется, быстро. Выпив за произнесенное, они коснулись друг друга губками. Но на поцелуй это вообщем не было похоже. Зажатость в чувствах обоих читалось в каждом их движении.

Андрей пробовал сдерживать свои эмоции по отношению к данной нам пусть не красавице, но чрезвычайно привлекательной даме. У нее был собственный, особенный магнетизм. В ней, не было ничего, что могло бы оттолкнуть Андрея, даже те дерзкие словечки, которыми она осыпает каждого пассажира, не имеют непристойности и злого подтекста, имея какое-то внутреннее чутье, она своими высказываниями могла мгновенно обрисовать внутреннюю сущность человека, и, имея дар сглаживать нехорошие настроения, все превращала в легкие непринужденные шуточки.

Глядя Галине в глаза, Андрей был поглощён ее насыщенно зеленоватыми очами, схожими очами владели мифологические «сирены», которые разжигая желание, приманивали прильнуть в безудержном порыве к устам коварной их обладательницы. Губки Галины были средней толщены, что говорило, о ее естественности во всем. Такие дамы открыты и естественны и в быту, и в сексе, и в работе, и, в общении с детками, таковая дама — постоянно остается сама собой.

Не напрасно ведь лирики воспевают красивые дамские уста в собственных поэтических шедеврах, а живописцы пишут великолепнейшие портреты. Певцы воздают славу дамским губам благодаря романтичным словам песен. И все это происходит на протяжении почти всех веков попорядку. Вот, что приманивало Андрея в этот момент, и вот из-за что он так сдержанно, прильнул к губам Галины, он просто боялся показать нахлынувшее вдруг желание обладать данной нам, обычной и грубой, но в тоже время пылающей снутри обжигающей страстью, вышедшей из легенд, Дамой.

Такового желания мужчины, у меня уже чрезвычайно издавна не было, мой низ животика просто кипит своими соками страсти, а безудержное сердечко, готово вырваться на свободу». Что он здесь! Что он со мной!!! Наполнив дрожащими от волнения руками стопки, Андрей предложил тост: «пусть я на данный момент складно не скажу, но озвучу то, что у меня в душе.

Желаю пожелать нам всего наилучшего, пусть жизнь наша не была однообразна, как эта дорога, а похожа была на проселочную. Так как ямки и рытвины, а за ними равнина, а позже лужи и камешки, разрешают нам мгновенно поменять свое направление, не отклоняясь от собственной конечной цели, и тем самым даря нам опыт, в движении стремиться, как можно ровнее и «безболезненно» вырваться к ровненькой дороге.

Так и жизнь, давая нам преодолеть свои трудности, закаляет нас. Давайте выпьем за нашу жизнь, со всеми ее проявлениями! Галина посиживала и слушала Андрея заворожённо. А когда он окончил собственный тост, произнесла: «за жизнь, которая дарит нам время от времени такие приятные моменты имея ввиду данный вариант ». Приобняв ладонью голову Галины, Андрей прильнул к губам ее со всей собственной просящейся на свободу, страстью. Галина схватила его за плечи и голову, и, утратив над собой контроль, отдалась всецело всасывающей ее страсти.

Андрей положил на ее огромную грудь, «окованную» в плотный бюстгальтер, пытаясь через него промять манящую грудь изнывающей от желания дамы. Медлительно ложась на подушечку, завлекая за собой Андрея, Галина наслаждалась его чувственным поцелуем. Просунув руку за спиной под блузку, она освободила стягивающие лямки бюстгальтера от «замка».

Андрей ощутил, как крупная и упругая грудь Галины скачком подалась в его ладонь, не упуская момента, минуя ткань блузки и «поднырнув» под, разрушенные оковы, хранителей свещенной плоти, Андрей покрыл грудь всей собственной ладонью.

Хоть рука у Андрея была намного крупнее средней, но все равно, охватить размер груди Галины, она не смогла. Большой, схожий на конфету «арахис в шоколаде», сосок торчал и «вызывал» к его ласкам. Андрей уверенными движениями расстегнул все пуговички на блузке Галины и скачком сорвал расстёгнутый бюстгальтер. Два налитых желанием «глобуса» освободившись от пут, свободно отпрянули друг от друга и застыли в предвкушении. Светло-коричневые ареолы, украшенные жесткими вишенками, приманивали взгляд.

Андрей, от страсти изнывая, накинулся на грудь, ее сжимая, ласкал и теребил попеременно языком две спелых вишни. Рука Андрея поползла, послушно повторяя черты круглых бедер Галины. Задрав юбку до пояса, Андрей одной рукою начал ублажать гибкий бугорок Венеры, стараясь кончиками пальцев попасть на спрятанный от ласк под тканью плавок и колготок клитор. Жаром обдало его пальцы. Лоно Галины просто пылало от желания. При каждом прикосновении тело Галины содрогалось. Под ласками руки Андрея, Галина незначительно развела ноги, и рука его, повторяя плавный контур лона, лаского начала опускаться к ягодицам.

Галина была на пределе беспамятства от таковых ласк. Она еще никогда не встречала мужчину, который так мог соединять в для себя и нежность и твердость. Ей казалось, что этот юный любовник, владеет незабываемой техникой ласк.

От его прикосновений и от ее сильнейшего возбуждения, по телу начали растекаться бурлящие потоки оргазменного блаженства. Раз за разом Галину накрывало волной тактильного оргазма, она не соображала, как не чувствуя в для себя плоть мужчины, она испытывает сильнейшую чувственную и физическую разрядку.

Пока разгоряченное тело Галины трепетало в очередной неге, Андрей аккуратненько начал снимать с нее колготки и плавки. Такие упругие огромные ноги Андрей лицезрел в неглиже и ласкал в первый раз. Он ранее задумывался, что попы у дам, чем крупнее, тем больше походят на желейную массу, покрытую апельсиновой коркой, но кожа Галины была гладкая и упругая. Про таковых дам молвят не толстая, а «крупная женщина». И на данный момент эта новенькая, во всех смыслах для Андрея дама, лежала перед ним нагая, наслаждаясь внутренними действиями запущенными его ласками.

Слегка полноватый животик переходил в достаточно большое лоно, покрытое точным треугольником не так давно начинающих отрастать маленьких щетинок. Огромные лепестки ее любовного цветка не выступали, а были продолжением ее бугорка Венеры, и плавненько растворялись под сводом ее тыльной части бедер.

Через раскрытый от страсти любовный грот, сочился ее любовный нектар. Андрей, скинув с себя облачение, стал перед Галиной во всей собственной красоте. Его юное, подтянутое тело, с очевидно выраженными атлетическими формами, с крепким, налившимся, мужской энергией, нефритовым стержнем, одним лишь своим видом сводило с мозга, и так находящуюся, как будто в «опийном кумаре», Галину.

Медлительно сев на полке, Галина оказалась лицом, напротив, торчащего любовного орудия Андрея, жаждущего слиться воедино с ее трепещущим и жаждущим горячих ласк, лоном. Они вновь соединились уж стоя, в едином страсти поцелуе. Ее красивые телеса касались его упругого тела, а его твердыня, упираясь в ее животик, обжигала его своим огнем. Покрывая ее уста, шейку и плечи поцелуями, Андрей развернул Галину к для себя спиной. Лаская ее плечи, руки, ноги начал целовать плечи и спину, обжигая своим дыханием страсти.

Руки его легли на страстью заполненную ее грудь, и мало наклонив Галину всем своим телом, Андрей направил собственный напряженный любовный стержень в ее изнывающее страстью лоно. Таковых мгновений в жизни этих 2-ух людей до этого момента не было и точно уж не будет, так как нет в нашей жизни дублированных «кадров».

Лишь резко вошедшее в изливающее соком любви лоно Галины, разгоряченное естество Андрея заполнило своим присутствием, неудержимая волна экстаза лишила счастливую даму эмоций. Андрей ужаснувшись, принялся было, тормошить Галину, приводя ее в чувство, но услышал тихий голос: «не тряси, это нормально, у меня постоянно так, дай насладиться сиим моментом, войди обратно».

Андрей 1-ый раз в процессе любовных утех, подчинялся наставлениям дамы, традиционно он сам знал так казалось ему , что и как делать. Взявшись своими руками за пышноватые ноги Галины, заходил Андрей всем своим естеством, чувствуя всю глубину обжигающего дамского любовного сосуда…. Никогда не мог для себя представить Андрей, что таковая «монументальная» дама при одном к ней прикосновении начинает трепетать каждой собственной клеткой от удовольствия.

Осмыслив это, Андрей, переместил одну свою руку, на свисавшую грудь проводницы, и начал лаская ее, провоцировать сосок. Галин охнув, прогнулась в истоме, чем отдала возможность наиболее глубочайшего проникания любовного орудия Андрея. Превозмогая свои силы, Андрей взвыл в стоне от нахлынувшего на него оргазма, и здесь же ощутил резкие сжимающие конвульсии лона Галины, что было ознаменованием ее «вселенского ликования».

Мощнейший поток нектара, обжег и без того пылающее лоно Галины, и она от издавна позабытых чувств разразилась бурным потоком взаимного извержения «кипящего» сока на плотно вошедший в нее стержень Андрея. У Андрея тряслись ноги от перевозбуждения и, как ему в тот момент показалось, что единственной опорой был его увядающий, но все еще находящийся в Галине, мужской корень.

Держась за верхнюю полку, Андрей медлительно вышел из Галины и сел, перед его взглядом были белоснежные ноги проводницы, которая все так и продолжала лежать, вздрагивая всем телом на столике. Андрей борясь с в один момент нахлынувшей вялостью, наклонился вперед, и поцеловал бедро Галины.

Галина встала, ее ноги тоже тряслись и были ватными от разлитой по всему организму неги. Она села напротив Андрея, глядя на него через полузакрытые веки, и улыбаясь, прошептала: «я вправду в для тебя не ошиблась, ты безупречный любовник!

Это что-то! Спасибо тебе! За то, что я счастлива, — тяжелым голосом ответила Галина. Они так и посиживали, глядя друг на друга, в навалившейся на их от расслабления, полудреме. Звук в один момент появившегося встречного поезда вывел их из состояния приятной неги, и Галина, одеваясь, обратилась к Андрею: «Я для тебя чрезвычайно благодарна, но давай, пусть все будет, как было до этого момента. Эта сумасшедшая, удивительная близость наших тел, остается в моих воспоминаниях навсегда, но прошу тебя, завтра, точнее уже сейчас, меж нами обязано быть ровно столько взаимного внимания, как и в первую нашу с тобой встречу.

Надеюсь, ты меня понимаешь?! Андрей, естественно, осознавал, вероятные последствия и для него и для Галины, ежели вдруг, кто увидит их пылающие взоры, которые сходу все «расскажут». Косые взоры, пересуды, и. Поцеловавшись на прощание, оба любовника разошлись «навсегда». Андрей пошел тихонько в свое купе, а Галина, не спеша, прибрав со стола, легла на кровать и погрузилась с ухмылкой на губках, в блаженный сон.

Перед сном Андрей решил покурить. Зайдя в тамбур, встретил «старого знакомого» худощавого соседа по вагону. Тот, держась за выходную дверь, приметно качаясь, смотрел для себя под ноги и курил. Посмотрев на входящего Андрея невидящим взором, «худощавый» лишь махнул в его сторону рукою, и снова «повесив» голову, пробубнил понятную только ему, несвязную, череду слов. Закурив сигарету, Андрей стал чуток поодаль от собственного еле стоящего на ногах соседа, чтобы подстраховать его, ежели тот начнет падать.

Докурив свою сигарету, Андрей погасил окурок о пепельницу, удивляясь гуттаперчевой стойкости «худощавого», который как будто подвязанный на канатах, колыхался в такт вагону и не давал никакого намека на то, что он свалится. От «худощавого», шел незабываемый «аромат»: консистенция мощного перегара, дешёвого табака и пота. Дверь в купе была открыта, и из-за нее доносился какофония «работающих тракторов». На нижней полке спала пышнотелая дама с недлинной стрижкой. На одной из верхних полок лежал на спине «Степаныч», одеяла на нем не было, майка собралась под большой грудью таковой груди и малолетки, позавидуют — смеясь, подметил Андрей.

Его большой животик, схожий на гору, умеренно то поднимался, то опускался, в такт его храпа, и время от времени, этот однообразный акт, разбавляли и доп резкие звуки, доносящиеся из-под «горы». Напротив этого горы — «Степаныча», лежала в полураскрытом халатике, заносчивая Зойка «как свинья на пляже» — поразмыслил Андрей. И то, что Андрей увидел под ним, вызвало чрезвычайно мощное отвращение к таковым особам. Непонятное заношенное белье, небритые ноги, все это не смешивалось с восприятием Андрея красивого сотворения — дамы.

В купе был полный хаос из недоеденных товаров, различного мусора, пустых пивных и водочных бутылок. Постельное белье этого «уставшего» соседа, почему-либо было скомкано и валялось под столом. Выключив свет и прикрыв дверь, Андрей пошел в свое купе спать. В из радиодинамика доносился глас Владимира Кузьмина, который пел, о том, как стонут провода, и поезд гонит его в сибирские морозы…. В нос Андрея «ударил» запах лишь что очищенного апельсина. Приотворив один глаз, Андрей увидел на нижней полке Татьяну.

Татьяна посиживала на постели в красноватой футболке и желтоватых спортивных трико, на ногах у нее были красноватые носочки. Поджав под себя ноги, и кушая дольки апельсина, Таня любовалась проплывающими за окном, цветочными полянами, играющими различными цветами цветов, под незапятнанным, бездонным голубым небом. Подняв голову, Татьяна улыбнулась, увидев, что Андрей пробудился, и сказала: «Доброе утро, засоня!

Андрей, лежа на верхней полке, махом натянул трико, и футболку, спустив ноги в низ, из стойки, на руках, плавненько погрузился на пол. И Андрей, не без ложной скромности, поведал про встречу в тамбуре, про историю в вагоне-ресторане, про свою стычку с «Романычем», и возвратился к собственному вчерашнему приключению.

Андрей, вытащил из кармашка собственный телефон и вписал новейший контакт, и присвоил ему имя «Танечка — светлый ангел». Таня, посмотрев на запись, засмеялась, и спросила: «а это почему? Вроде крыльев у меня не наблюдается? Таня, опешивши от такового поведения хотя она, что то схожее ждала, и наиболее того ожидала , для вида смутилась, и не зная, что ответить, поддалась девичьему инстинкту и одарила Андрея пощёчиной, — сходу извинившись, вышла из купе.

По пути в вагон-ресторан, Андрею и Татьяне шли «счастливчики», которые спешили к выходу из вагона, так как их путешествие, уже подошло к завершению. Войдя в вагон-ресторан, Андрей сходу увидел, сидячих за столом бабу Тоню и Николая Валентиновича, поприветствовав их на расстоянии, он двинулся к их столику, Татьяна пошла за ним. Лариса вечерком будет, что передать? Мне, пожалуйста, яичницу с беконом, бутылочку пива, а данной для нас юный особе — указывая на Таню, проговорил Андрей — тоже яичницу с сосиской, и стакан томатного сока, пожалуйста.

На столе и без заказанной Андреем для себя и Тане яичницы, было много пищи, здесь были и вырезки мясные, овощные, рыбные, четыре пиалы с капустным салатом по-пекински, а у бабы Тони и Николая Валентиновича, на тарелках лежал порционно рис политый гуляшом с подливой.

Места были но по одному в купе. Когда я зашел в свое купе я остолбенел. На полке посиживала женщина и читала некий журнальчик, кажется «Крокодил». На ней был сарафанчик на лямках и когда она нагибалась, были видны ее мелкие сисечки.

Разговорившись я узнал, что Ларисе она отдыхала с родителями в Геленджике они едут в примыкающем купе с 5 месячным братиком. Мы поболтали о всякой ерунде она посиживала на полке скрестив по турецки ноги и из под сарафанчика было чрезвычайно отлично видно ее трусики которые обрисовывали ее щелку.

Видимо уловив, на что непосредственно ориентирован мой взор она смутилась, поджала под себя ножки и ее чудные трусики пропали из моего поля зрения. Мы посиживали игрались в карты, временами заглядывали ее предки либо моя мать и напоминала что пора спать.

Поняв, что спорить бессмысленно, я разделся и залез на свою полку и здесь до меня дошло что Лариска вряд ли будет спать в сарафане и на данный момент начнет переодеваться. Сделав вид, что уже сплю, я с головой залез под одеяло и в щелочку стал глядеть за Ларой. Она скинула с себя сарафанчик но все портило то, что она стояла ко мне спиной, позже надела на себя ночнушку и легла. Когда я пробудился с утра, Лариска уже была одета и даже успела заплести косичку.

Не знаю почему, но мне было неловко вставать в одних трусах, и я попросил ее выйти, что бы я сумел одеться она хихикнула, но все-же вышла. Наша поездка проходила забавно мы игрались в карты, ведали на ночь страшные истории, которые здесь же и придумывали.

Стесняться друг - друга мы уже закончили она тихо переодевалась при мне и я тоже, но любые пробы прикоснуться к ее телу пресекала здесь же. На станции Свердловск в поезд зашла продавщица газет и журналов, я купил у нее редкий тогда журнальчик «Америка» и необыкновенный значок в виде олимпийского мишки из пластмассы. Он смотрелся так, как как будто был не из нашего мира, схожих я никогда не лицезрел.

Лариска с родителями была в вагоне - ресторане и не лицезрела данной покупки. С гордым видом я нацепил значок на футболку и стоял около купе в надежде, что кто нибудь увидит мой значок и обзавидуется. Здесь пришла Лариска с родителями, и я сходу же повытрепывался своим приобретением.

Она обширно раскрыла глаза и стала канючить, пытаясь выманить у меня значок. Я разрешил ей незначительно его поносить, а вечерком забрал его. Она сильно обиделась и не разговаривала со мной весь последующий день. Но под вечер попросила меня подарить этого мишку. И здесь меня осенило, что я за него смогу получить все что желаю от Лариски и я ей предложил следующее- я с утра дарю ей значок, а она в эту ночь лежит со мной и я могу делать с ней все что желаю в течении 3-х часов.

Незначительно подумав она согласилась. Просто в те времена воспитание было таковым, что у нее даже мысли не могло возникнуть,что с ней могут сделать что-то греховное. Вот уже в поезде потушили свет, осталось лишь дежурное освещение, я разделся и лег. Лариса стояла в нерешительности я ей произнес что я жду. Она мало потопталась и не снимая сарафанчика легла ко мне. И здесь же повернулась спиной. Я не зная что необходимо делать находясь с девченкой в одной постели просто сдвинул на сарафане лямки и стал разглаживать ее маленькие сисечки.

Лариса никак на это не реагировала и я осмелел и поцеловал ее в губы. Она здесь же недовольно дернулась и произнесла, что лобзаться нельзя. Я ей напомнил что она мне разрешила делать с ней все что я захочу и мало порпререкавшись она согласилась, что целовать тоже можно. Лобзаться я не умел, но скоро у меня стало получаться. Член мой стоял колом я целовал Лариску и гладил ее грудки позже я отважился и попросил ее снять сарафанчик совершенно.

Для чего то попросив меня отвернуться она сняла его и снова залезла ко мне под одеяло. Такового наслаждения я еще ни разу не испытывал. Рядом со мной лежит девченка в одних трусиках, и я глажу ее и целую губки и грудку. Не знаю, что мною двигало в этот момент но я взял ее руку и положил на собственный член. Ее глаза расширились и она отдернула ручку сказав, что я дурак. Уже фактически перестав себя контролировать, я полез к ней в трусики. Она убрала мою руку, и попробовала встать и уйти, я ей произнес, что она никакого мишку не получит.

Мало подумав, Лариса снова легла ко мне. Я вновь залез к ней в трусики и стал разглаживать ее небольшую писю. Лариска была недовольна, но уговор есть уговор. В конце концов я просто снял с нее трусики и с себя тоже, отбросил одеяло и стал наслаждаться ее тельцем. Лариса отвернулась, видимо не желая созидать мой член, а я жадно трогал ее везде и целовал, где лишь мог. Я гладил ее писечку, прижимался к Лариске всем телом и мой член терся и ее небольшую пиздюльку.

Я повернул ее на спинку и попробовал войти в нее, Лариска сжала ноги и стала меня отпихивать. Себя я уже не контролировал. Разведя ее ноги я чуток чуток вошел в нее и не зная что делать далее просто лежал и все. Лариса уже не сопротивлялась, просто безучастно лежала и смотрела в сторону стены. Я попробовал еще поглубже запихнуть в нее собственный отросток, и у меня, как ни удивительно вышло, хотя никакой смазки там и в помине не было.

Играли в карты купе рассказы букмекеры рф с бонусом за регистрацию

Мой сосед в купе рассказал мне историю / Мир рассказов

БУКМЕКЕРСКАЯ КОНТОРА VBET

Неподражаемых целительных свойствах продукции Forever на будет стимулировать вас к тому, чтобы организм и кардинально поменять образ жизни, заработанных средств инвестировать в собственное здоровье и знакомым. Бальзам-гель для мытья и продукт Бальзам-гель Frosch500мл природных аспектах продолжительность от стоимости заказанных. Весь ассортимент продукции и продукт Бальзам-гель употреблять 5 мл очень просты и средство для расщепления. Четыре целительных состава "Гель Алоэ Вера" Алоэ Вера Frosch".

Давайте выпьем за нашу жизнь, со всеми ее проявлениями! Галина посиживала и слушала Андрея заворожённо. А когда он окончил собственный тост, произнесла: «за жизнь, которая дарит нам время от времени такие приятные моменты имея ввиду данный вариант ». Приобняв ладонью голову Галины, Андрей прильнул к губам ее со всей собственной просящейся на свободу, страстью.

Галина схватила его за плечи и голову, и, утратив над собой контроль, отдалась всецело всасывающей ее страсти. Андрей положил на ее огромную грудь, «окованную» в плотный бюстгальтер, пытаясь через него промять манящую грудь изнывающей от желания дамы.

Медлительно ложась на подушечку, завлекая за собой Андрея, Галина наслаждалась его чувственным поцелуем. Просунув руку за спиной под блузку, она освободила стягивающие лямки бюстгальтера от «замка». Андрей ощутил, как крупная и упругая грудь Галины скачком подалась в его ладонь, не упуская момента, минуя ткань блузки и «поднырнув» под, разрушенные оковы, хранителей свещенной плоти, Андрей покрыл грудь всей собственной ладонью.

Хоть рука у Андрея была намного крупнее средней, но все равно, охватить размер груди Галины, она не смогла. Большой, схожий на конфету «арахис в шоколаде», сосок торчал и «вызывал» к его ласкам. Андрей уверенными движениями расстегнул все пуговички на блузке Галины и скачком сорвал расстёгнутый бюстгальтер.

Два налитых желанием «глобуса» освободившись от пут, свободно отпрянули друг от друга и застыли в предвкушении. Светло-коричневые ареолы, украшенные жесткими вишенками, приманивали взгляд. Андрей, от страсти изнывая, накинулся на грудь, ее сжимая, ласкал и теребил попеременно языком две спелых вишни. Рука Андрея поползла, послушно повторяя черты круглых бедер Галины. Задрав юбку до пояса, Андрей одной рукою начал ублажать гибкий бугорок Венеры, стараясь кончиками пальцев попасть на спрятанный от ласк под тканью плавок и колготок клитор.

Жаром обдало его пальцы. Лоно Галины просто пылало от желания. При каждом прикосновении тело Галины содрогалось. Под ласками руки Андрея, Галина мало развела ноги, и рука его, повторяя плавный контур лона, лаского начала опускаться к ягодицам. Галина была на пределе беспамятства от таковых ласк.

Она еще никогда не встречала мужчину, который так мог соединять в для себя и нежность и твердость. Ей казалось, что этот юный любовник, владеет незабываемой техникой ласк. От его прикосновений и от ее сильнейшего возбуждения, по телу начали растекаться бурлящие потоки оргазменного блаженства. Раз за разом Галину накрывало волной тактильного оргазма, она не соображала, как не чувствуя в для себя плоть мужчины, она испытывает сильнейшую чувственную и физическую разрядку.

Пока разгоряченное тело Галины трепетало в очередной неге, Андрей аккуратненько начал снимать с нее колготки и плавки. Такие упругие огромные ноги Андрей лицезрел в неглиже и ласкал в первый раз. Он ранее задумывался, что попы у дам, чем крупнее, тем больше походят на желейную массу, покрытую апельсиновой коркой, но кожа Галины была гладкая и упругая.

Про таковых дам молвят не толстая, а «крупная женщина». И на данный момент эта новенькая, во всех смыслах для Андрея дама, лежала перед ним нагая, наслаждаясь внутренними действиями запущенными его ласками. Слегка полноватый животик переходил в достаточно большое лоно, покрытое точным треугольником не так давно начинающих отрастать маленьких щетинок.

Огромные лепестки ее любовного цветка не выступали, а были продолжением ее бугорка Венеры, и плавненько растворялись под сводом ее тыльной части бедер. Через раскрытый от страсти любовный грот, сочился ее любовный нектар. Андрей, скинув с себя облачение, стал перед Галиной во всей собственной красоте. Его юное, подтянутое тело, с очевидно выраженными атлетическими формами, с крепким, налившимся, мужской энергией, нефритовым стержнем, одним лишь своим видом сводило с мозга, и так находящуюся, как будто в «опийном кумаре», Галину.

Медлительно сев на полке, Галина оказалась лицом, напротив, торчащего любовного орудия Андрея, жаждущего слиться воедино с ее трепещущим и жаждущим горячих ласк, лоном. Они вновь соединились уж стоя, в едином страсти поцелуе. Ее красивые телеса касались его упругого тела, а его твердыня, упираясь в ее животик, обжигала его своим огнем.

Покрывая ее уста, шейку и плечи поцелуями, Андрей развернул Галину к для себя спиной. Лаская ее плечи, руки, ноги начал целовать плечи и спину, обжигая своим дыханием страсти. Руки его легли на страстью заполненную ее грудь, и незначительно наклонив Галину всем своим телом, Андрей направил собственный напряженный любовный стержень в ее изнывающее страстью лоно.

Таковых мгновений в жизни этих 2-ух людей до этого момента не было и точно уж не будет, так как нет в нашей жизни дублированных «кадров». Лишь резко вошедшее в изливающее соком любви лоно Галины, разгоряченное естество Андрея заполнило своим присутствием, неудержимая волна экстаза лишила счастливую даму эмоций. Андрей ужаснувшись, принялся было, тормошить Галину, приводя ее в чувство, но услышал тихий голос: «не тряси, это нормально, у меня постоянно так, дай насладиться сиим моментом, войди обратно».

Андрей 1-ый раз в процессе любовных утех, подчинялся наставлениям дамы, традиционно он сам знал так казалось ему , что и как делать. Взявшись своими руками за пышноватые ноги Галины, заходил Андрей всем своим естеством, чувствуя всю глубину обжигающего дамского любовного сосуда…. Никогда не мог для себя представить Андрей, что таковая «монументальная» дама при одном к ней прикосновении начинает трепетать каждой собственной клеткой от удовольствия. Осмыслив это, Андрей, переместил одну свою руку, на свисавшую грудь проводницы, и начал лаская ее, провоцировать сосок.

Галин охнув, прогнулась в истоме, чем отдала возможность наиболее глубочайшего проникания любовного орудия Андрея. Превозмогая свои силы, Андрей взвыл в стоне от нахлынувшего на него оргазма, и здесь же ощутил резкие сжимающие конвульсии лона Галины, что было ознаменованием ее «вселенского ликования». Мощнейший поток нектара, обжег и без того пылающее лоно Галины, и она от издавна позабытых чувств разразилась бурным потоком взаимного извержения «кипящего» сока на плотно вошедший в нее стержень Андрея.

У Андрея тряслись ноги от перевозбуждения и, как ему в тот момент показалось, что единственной опорой был его увядающий, но все еще находящийся в Галине, мужской корень. Держась за верхнюю полку, Андрей медлительно вышел из Галины и сел, перед его взглядом были белоснежные ноги проводницы, которая все так и продолжала лежать, вздрагивая всем телом на столике.

Андрей борясь с в один момент нахлынувшей вялостью, наклонился вперед, и поцеловал бедро Галины. Галина встала, ее ноги тоже тряслись и были ватными от разлитой по всему организму неги. Она села напротив Андрея, глядя на него через полузакрытые веки, и улыбаясь, прошептала: «я вправду в для тебя не ошиблась, ты безупречный любовник!

Это что-то! Спасибо тебе! За то, что я счастлива, — тяжелым голосом ответила Галина. Они так и посиживали, глядя друг на друга, в навалившейся на их от расслабления, полудреме. Звук в один момент появившегося встречного поезда вывел их из состояния приятной неги, и Галина, одеваясь, обратилась к Андрею: «Я для тебя чрезвычайно благодарна, но давай, пусть все будет, как было до этого момента.

Эта сумасшедшая, удивительная близость наших тел, остается в моих воспоминаниях навсегда, но прошу тебя, завтра, точнее уже сейчас, меж нами обязано быть ровно столько взаимного внимания, как и в первую нашу с тобой встречу. Надеюсь, ты меня понимаешь?! Андрей, естественно, осознавал, вероятные последствия и для него и для Галины, ежели вдруг, кто увидит их пылающие взоры, которые сходу все «расскажут».

Косые взоры, пересуды, и. Поцеловавшись на прощание, оба любовника разошлись «навсегда». Андрей пошел тихонько в свое купе, а Галина, не спеша, прибрав со стола, легла на кровать и погрузилась с ухмылкой на губках, в блаженный сон. Перед сном Андрей решил покурить. Зайдя в тамбур, встретил «старого знакомого» худощавого соседа по вагону. Тот, держась за выходную дверь, приметно качаясь, смотрел для себя под ноги и курил.

Посмотрев на входящего Андрея невидящим взором, «худощавый» лишь махнул в его сторону рукою, и снова «повесив» голову, пробубнил понятную только ему, несвязную, череду слов. Закурив сигарету, Андрей стал чуток поодаль от собственного еле стоящего на ногах соседа, чтобы подстраховать его, ежели тот начнет падать. Докурив свою сигарету, Андрей погасил окурок о пепельницу, удивляясь гуттаперчевой стойкости «худощавого», который как будто подвязанный на канатах, колыхался в такт вагону и не давал никакого намека на то, что он свалится.

От «худощавого», шел незабываемый «аромат»: консистенция мощного перегара, дешёвого табака и пота. Дверь в купе была открыта, и из-за нее доносился какофония «работающих тракторов». На нижней полке спала пышнотелая дама с недлинной стрижкой. На одной из верхних полок лежал на спине «Степаныч», одеяла на нем не было, майка собралась под большой грудью таковой груди и малолетки, позавидуют — смеясь, подметил Андрей. Его большой животик, схожий на гору, умеренно то поднимался, то опускался, в такт его храпа, и время от времени, этот однообразный акт, разбавляли и доп резкие звуки, доносящиеся из-под «горы».

Напротив этого горы — «Степаныча», лежала в полураскрытом халатике, заносчивая Зойка «как свинья на пляже» — пошевелил мозгами Андрей. И то, что Андрей увидел под ним, вызвало чрезвычайно мощное отвращение к таковым особам. Непонятное заношенное белье, небритые ноги, все это не смешивалось с восприятием Андрея красивого сотворения — дамы.

В купе был полный хаос из недоеденных товаров, различного мусора, пустых пивных и водочных бутылок. Постельное белье этого «уставшего» соседа, почему-либо было скомкано и валялось под столом. Выключив свет и прикрыв дверь, Андрей пошел в свое купе спать. В из радиодинамика доносился глас Владимира Кузьмина, который пел, о том, как стонут провода, и поезд гонит его в сибирские морозы…. В нос Андрея «ударил» запах лишь что очищенного апельсина.

Приотворив один глаз, Андрей увидел на нижней полке Татьяну. Татьяна посиживала на постели в красноватой футболке и желтоватых спортивных трико, на ногах у нее были красноватые носочки. Поджав под себя ноги, и кушая дольки апельсина, Таня любовалась проплывающими за окном, цветочными полянами, играющими различными цветами цветов, под незапятнанным, бездонным голубым небом. Подняв голову, Татьяна улыбнулась, увидев, что Андрей пробудился, и сказала: «Доброе утро, засоня!

Андрей, лежа на верхней полке, махом натянул трико, и футболку, спустив ноги в низ, из стойки, на руках, плавненько погрузился на пол. И Андрей, не без ложной скромности, сказал про встречу в тамбуре, про историю в вагоне-ресторане, про свою стычку с «Романычем», и возвратился к собственному вчерашнему приключению.

Андрей, вытащил из кармашка собственный телефон и вписал новейший контакт, и присвоил ему имя «Танечка — светлый ангел». Таня, посмотрев на запись, засмеялась, и спросила: «а это почему? Вроде крыльев у меня не наблюдается? Таня, опешивши от такового поведения хотя она, чего же то схожее ждала, и наиболее того ожидала , для вида смутилась, и не зная, что ответить, поддалась девичьему инстинкту и одарила Андрея пощёчиной, — сходу извинившись, вышла из купе.

По пути в вагон-ресторан, Андрею и Татьяне шли «счастливчики», которые спешили к выходу из вагона, так как их путешествие, уже подошло к завершению. Войдя в вагон-ресторан, Андрей сходу увидел, сидячих за столом бабу Тоню и Николая Валентиновича, поприветствовав их на расстоянии, он двинулся к их столику, Татьяна пошла за ним.

Лариса вечерком будет, что передать? Мне, пожалуйста, яичницу с беконом, бутылочку пива, а данной юный особе — указывая на Таню, проговорил Андрей — тоже яичницу с сосиской, и стакан томатного сока, пожалуйста. На столе и без заказанной Андреем для себя и Тане яичницы, было много пищи, здесь были и вырезки мясные, овощные, рыбные, четыре пиалы с капустным салатом по-пекински, а у бабы Тони и Николая Валентиновича, на тарелках лежал порционно рис политый гуляшом с подливой.

Возглавляла сей торжественный стол посредине стоящая бутылка коньяка. Официантка, улыбнувшись, с осознанием кивнула. А о каком дебошире идет речь, почему я не знаю, для тебя что, кто-то угрожал? Ну, сообразила ты, в конце концов, — теряя терпение, высказалась Татьяна. Ты естественно, уже не помнишь, но поверь, чтобы небольшому ребенку поведать, что есть что, чрезвычайно много необходимо сил, терпения и времени.

Зато позже, это уже взрослое дитя произнесет для тебя спасибо за науку «жизни». А вот, со стариков и взятки гладки, все, что знали, то запамятовали, и уж задачка малышей, отыскать в для себя терпение, поведать и обучить. Вот и ты обучайся сдерживать свои эмоции по отношению, того кто тебя просит о помощи. Все выпили, и на какое-то мгновение наступила тишь, каждый, кто посиживал за сиим столом помыслили о для себя, собственных близких, и о отношении к ним.

Андрей, Таня и баба Тоня смотрели на него, и у каждого из их были особенные чувства к этому почетному старцу. Чувство сожаления, из-за скорого расставания, чувство радости, из-за случайного, но достаточно приятного знакомства, и чувства благодарности, из-за тонких, но четких советов на жизнь. Перед окном начали мелькать привокзальные строения, и бессчетные нити рельс, переплетались в необычных узорах. Состав тормознул, врываясь меж перронами, соседствующих путей, битком заполненных снующими людьми.

Вдруг все узрели на перроне знакомое лицо, прильнув к стеклу, наперебой начали махать приветственно руками. Со стороны перрона к вагону-ресторану подошел Николай Валентинович в сопровождении отпрыска с его женой и собственного внука, сняв шапку, поднял ее в приветствии. Вот так, незначимый символ внимания сблизил совсем незнакомых людей, но как оказалось чрезвычайно близких по духу.

Всё-таки есть в этом поезде далекого следования, что-то магическое! Поезд тронулся, а Николай Валентинович еще долго стоял на перроне и махал собственной шапкой ему в след, провожая собственных друзей. Покончив с приемом еды Андрей, Таня и баба Тоня, отправь к выходу, по пути желая расплатиться за пищу.

Придя в купе, баба Тоня начала потихоньку паковать чемоданы, Таня ей помогала, а Андрей с грустью смотрел на все это действо. Отнеся постельное белье, Таня села рядом со свернутыми в рулон матрасами напротив Андрея, и протянула к нему руки. Андрей, взяв ее ладошки в свои руки, поглядел на Татьяну. В его очах большими знаками читалось сожаление о неминуемо наступающем моменте расставания, и тоска о том, что встретив человека, который сильно запал в душу.

Нет, не так, как остальные дамы, к которым было мощное желание «альфа — самца», а как человек, которого ты хочешь созидать, слышать, и дышать одним дыханием, такое было у Андрея 1-ый раз. Глаза Татьяны, поблескивали от подступивших слез. Эти слезы были не от обиды, а от умиления и радости. Она за эту поездку сильно повзрослела. Осмысление, чего-то высочайшего в отношениях меж мужчиной и дамой, чего-то приятного и хотимого, пришло само.

И эти новейшие эмоции, переполняли Татьяну, проявляясь в слезах. Глас принадлежал проводнице Галине. Андрей повернул голову в сторону двери, и поглядел на проводницу. Она, улыбаясь, подмигнула, сказав, что поезд через полчаса прибудет на станцию, пошла по вагону.

Проверив еще раз сумки, под нижними полками, похлопав себя по кармашкам кофты, баба Тоня сделала вывод, успокаивая сама себя: «Ну, все, вроде ничего не забыли». Поезд начал замедлять собственный ход, по небу плыли маленькие тучки, и верхушки деревьев трепетали под маленьким ветерком. Андрей взял сумки, а бабу Тоню и Татьяну пропустил вперед.

Спустившись на перрон, они тормознули. Андрей закурил сигарету, и поглядел на Татьяну, из уголков ее глаз текли две огромные слезинки, узкая ухмылка не могла скрыть ее внутреннее переживание. До свидания, мой дорогой. Они поцеловались, и со стороны могло показаться, что бабушка провожает собственного возлюбленного внука.

Подойдя к Татьяне, Андрей взял ее за плечи, придавил к собственной груди и шепотом сказал: «Давай, без мокрых дел, малыш, я буду ожидать тебя в Москве! Самое основное не запамятовай про меня! Он укрыл эту хрупкую, трясущуюся во внутреннем рыдании даму, своим теплом, и через поцелуй оставил ей частицу собственного сердца.

Страсть и нежность своими объятьями впитали эту пару в пучину тепла и вселенского счастья. Электровоз издал предупреждающий о отправлении свисток, в ретрансляторе на «булькающем» языке что-то проговорила дежурная по вокзалу. Состав начал свое движение, Андрей, высунувшись из открытой двери вагона, поглядел на стоявших, на перроне около собственных сумок бабу Тоню и плачущую, уже не скрывающую собственных чувств, Татьяну. Я это точно знаю!!! Андрей улыбнулся ей в ответ и пошел в купе.

Переместил свои спальные принадлежности на свою «законную» полку и лег, анализируя все с ним происшедшее. Но никакие мысли в голову не шли, все мысли были лишь о Тане, Танечке, милой девушке, которая вот так нежданно, и в неожиданном месте вошла в его жизнь, и заполнила ее полностью.

Что же будет далее, встретятся ли они? А ежели встретятся, то будет ли продолжение их отношений?! Как они будут развиваться? И что из этого выйдет? Ответов Андрей не знал, и отыскать их не мог…. Разбудил Андрея стук в дверь. В купе стоял полумрак. На пороге стояла Лариса. Одета она была огласить прекрасно, это означает, ничего не огласить. При таковых спартанских критериях, диктуемых рамками вагона, критерий для наведения марафета, фактически не было. Но перед Андреем стояла женщина, как будто лишь что она сбежала с какого-то бального вечера, устроившего миллионером.

На Ларисе была копна рыжих, уложенных в огромные пряди волос, две тонкие закрученные в спираль «кокетки» свисали по вискам, а сзаду волосы были уложены в «шишку». На ушах были две фиолетовые вишенки, вечернее платьице лимонного цвета с не глубочайшим декольте и маленькими рукавами «фонариками». Длинна платьица, тоже незначительно ввергала в шок, так как граница его, аккурат была см на 5 ниже полосы переходя ягодицы в бедро.

На плечах ее был накинут фиолетового цвета палантин. Всю помпезность вида завершали, в тон палантина сережек и браслета, туфли. Весь этот ее антураж чрезвычайно сильно контрастировал на фоне сероватого «убранства» вагонного коридора. Это как понимать? Ты бросил собственного земляка, наиболее того соседа в гордом одиночестве? Ну, что молчишь, язык проглотил? Странноватое представление, — удивленно продолжила диалог Лариса, — а ежели у девушки на душе праздничек, либо она желает на кого-либо произвести воспоминание, это что совершенно не в счёт?

Разрешите вашу ручку, битте, дритте, фрау мадам, — вспомнив фразу из кинофильма «Свадьба в малиновке», добавил он, взяв ее за кисть, склонившись к ней, поцеловал. В купе заехал столик на колесах в которых возят по вагонам всякие напитки, печенье и всякое другое, продавщицы вагона-ресторана ведомый проводником. Улыбаясь проводник, накрыл столик скатертью, и начал его сервировать.

Расставил две огромные плоские тарелки, на их положил две тарелки гораздо меньше, около тарелок он расположил вики и ножики, обернутые в салфетку. Рядом с тарелками поставил по одному бокалу и рюмке. Около окна расположился набор: соль перец, горчица и салфетница. Закончив сервировку стола, проводник поставил бутылку шампанского на стол, бутылку водки, и бутылку минералки.

Потом начал выставлять пиалы с салатами: «Дюссельдорф», «Примавера», «Королевский». На каждую тарелку было выложена свиная нарезка в соусе "Терияки" с обжаренными овощами. Кроме этого на столе расположились: сырная, овощная и фруктовая вырезки. Сев за стол, Андрей предложил «даме» хотя почему дама, до дамы Ларисе еще далековато, а вот мисс в самый раз , предложил мисс «Лорен», бокал шампанского. Андрей, открывая бутылку шампанского, сходу предупредил, что открывать он ее будет без фееричного хлопка, чтобы не рассекретить «дом подружки», но заверил, что бутылка раскроется с «дымком».

Андрей поднял скачком руку, и из горлышка бутылки начал медлительно «вытекать» дымок высвободившегося сжатого газа, как будто из магической лампы Алладина. Золотой, заполненный колоритными пузырьками, напиток начал заполнять пустое место бокала, наполняя его «волшебством». Андрей поглядел на Ларису с настоящим энтузиазмом, улыбаясь, ответил: «Да Вы дама, никак кокетничать изволите?

Смотрите аккуратнее, а то в наше время судари бывают различные, и благородные и опасные»;. Мы живем там, где нам уютно, и с теми, кто нам симпатизирует и делит наши взоры. Потому, нельзя обобщать, глядя на мир из собственного колодца. Все друг другу улыбаются, а? Наверняка, нет, есть и «те другие», которые мутят воду ваших отношений, не так ли?! Они оба рассмеялись. Андрей разлил по бокалам шампанское, и они выпили за «хороших, как они, людей».

Может, я тебя на данный момент сама совращу, а позже буду беременностью шантажировать. Вприбавок отпечаток твоей работы, помогает укрепить твою «скорлупу», а на самом деле, ты как кошка, тебя приласкай и ты замурлыкаешь. А сам-то жучара еще тот. Я может тоже желала роман, но с продолжением дружбы, — задрав подбородок и выставив вперед грудь, заявила она. Губа не дура! Безусловно, любая десятая соглашается — ответил Ржевский. Через некое время гусар возвратился с подбитым глазом, весь растрёпанный, и заявил что Ржевский лгун, и что его уже три раза стукнули по лицу, два раза пнули в зад, и четыре раза вызвали на дуэль.

На что Ржевский тихо ответил, что это нормально, что он же предупредил, что соглашается любая десятая…. Вправду такового галантного юного человека, Лариса никогда не встречала, в ее окружении и тут в поезде, одни «прилипалы» и тупицы рядом околачиваются, а вот так прекрасно, чтобы за ней ухаживали, бескорыстно ее осыпали комплиментами, и насыщали ее маленькой кругозор увлекательными историями и фактами, НИКОГДА! Она слушала Андрея с открытым ртом, как ребенок, слушающий интереснейшую сказку в собственной жизни, глаза ее горели энтузиазмом и умилением к собственному собеседнику.

Выпив, Андрей закусил салатом, и с умоляющим взором, обратился к Ларисе: «Я выйду, покурю? Уж больно курить охота». Пока Андрей недоумевал, что же она желала ему огласить, как Лариса быстро став на носочки, чмокнула его в губки и добавила: «это, чтобы ты там не зависал, а помнил, что тебя здесь ждет».

При таком раскладе ситуации, и работающем алкоголе, Андрею вообщем уходить не хотелось, а хотелось незамедлительно ринуться на эту будоражащую рыжую бестию, и слиться с ней в едином поцелуе, переходящего, в безумную страсть…. За окном уже стемнело. По коридору бегали играющие в непонятную игру мелкие малыши, пытаясь хоть как-то себя занять, ряд окон коридора была занята тоскующими пассажирами, и никто не мог даже для себя представить, как волшебно проходит время следования до конечной остановки у 1-го из пассажиров.

Выйдя в тамбур, чтобы охладиться от разгоревшейся к Ларисе страсти, Андрей решил заодно покурить. В тамбуре стоял юный человек, «помятой» наружности, пытавшийся «починить» сломанную сигарету. Юный человек оцепенел от такового сопоставления, и поглядел на Андрея.

В его мутном, от лишнего выпитого, взоре можно было узреть и недоумение, и недоверие, и попытку осмысления произнесенного, и вопросец «ПОЧЕМУ», но вдруг его глаза обширно раскрылись, и юноша, кивнув головой, подняв указательный палец ввысь, пробурчал: «Верно, подмечено! Андрей тоже заулыбался, потушив окурок, протянул руку юному человеку, и сказал: «Ладненько, фортуны для тебя на просторах вольной жизни!

Юный человек протянул в ответ и свою руку и сказал: «Спасибо», они пожали друг другу руки. Подойдя к собственному купе, Андрей мало повременил, настраиваясь на подходящий лад, и открыл дверь. В купе повисла минутная тишь. Андрей смотрел на Ларису толи с жалостью, толи с нежностью и желанием обнять ее, а может и все вкупе. Придавить к для себя, утешить, убеждая, что все у нее еще будет отлично, что все в ее жизни наладиться.

Снутри Ларисы, затрепетало все. Вся ее внутренняя суть кипела страстью, тело ее рвалось в объятия к Андрею. Любая клетка ее жаждала прикосновения к этому пусть еще не мужчине, а юноше, но этот юный человек, даст фору и в интеллекте, в обращении с дамой, и в открытости души, смелости — самому «прожжённому» по части опыта жизни, мужчине.

Вся кожа Ларисы от прикосновения мягеньких, ласковых губ Андрея, покрылась «мурашками», под легкой материей чашечек комбидресса, ее соски налились страстью и стали упругими, как две горошинки, а лоно наполнилось соком страсти. Лариса ощутила, как по внутренней стороне ноги, через символические узорчатые трусики комбидресса, пропитанные уже насквозь, потекла жгучая капелька ее страсти.

Встав и подойдя к двери, медлительно отпуская руку Андрея, Лариса сделала балетное па, как заправская дама. И сказав мимолетно: «Я скоро, не скучайте», закрыла за собой дверь. На всякий вариант Андрей залез к для себя в сумку и достал из свещенной пачки три «наряда» для собственного «младшего друга», и запихнул их, разделив сначала, по одному, под свою подушечку. Где я мог Вас созидать, очаровательная незнакомка? А так, чтоб в гости, да еще в этом срамном вагоне, увольте!

Выпив и мало перекусив в полной тиши, Андрей и Лариса кидали друг на друга многозначительные взоры. Вдруг Андрей ощутил, как пальчики ноги Ларисы, карабкаясь по полке, аккурат меж ног его. Добравшись до его ноги, они начали своими необычными движениями лаского щекотать ногу Андрея. От этих «ласк» у Андрея непроизвольно, как будто живя собственной жизнью, зашевелился его «младший дружок», стараясь выпрямиться во весь собственный рост.

Андрей очередной раз для себя сделал вывод, что он испытывает мощное возбуждение от ласк конкретно женскими нежными ножками, покрытых капроновым одеянием не принципиально, колготки это либо чулки. Такую форму проявления сексапильного влечения, к нему применяли во 2-ой раз в его, не сильно насыщенной, интимной жизни, но это вызывало у него мощные эмоции. Андрей изловил на для себя сверкающий страстью взор плотоядной кошки, которая уже запустила свои «коготки» в поисках хотимой плоти.

Взяв за руку Ларису, он слегка потянул ее к для себя, тем самым давая осознать Ларисе, что он желает ее присутствия около себя. Ведомая рукою Андрея, Лариса на волне собственного безудержного желания, «перепорхнула» к нему на полку и слегка наклонилась по направлению к его лицу, сделав губы «бантиком», взывая сиим мимическим жестом к поцелую.

Андрей не принудил себя долго ожидать и, подхватив Ларису под голову, прильнул к ее чарующим губам в страстном поцелуе, отдавшись во всесилие любовного дурмана. В собственном порыве Лариса спешила, избавить собственного героя от одежды, и насладиться его телом всласть, но Андрей напротив не желал, чтобы этот момент настал так быстро и не торопясь ласкал Ларису через одеяние ее. Рука скользила по нежному атласу, даря чувство вольного от нижнего белья красивого тела Ларисы. Но вот, на своде 2-ух половинок платьица, нежными и ловкими движениями, пальцы Андрея начали один за остальным извлекать крючочки из петелек образующих надежный замок на платьице.

И меж их отчетливо прощупывалась неведанная доселе Андрею деталь дамского белья. Когда все «замочки» платьица были открыты, Лариса встала перед Андреем и одним движением скинула с плеч вечерний собственный наряд. Очам Андрея открылась та «неведомая деталь» дамского белья, которую он не знал, как это именуется, но вид прекрасной фигуры Ларисы облаченной в «ЭТО» зачаровывало и безумно возбуждало. На ласковых покатах плеч красовались две тонкие, как паутинка темные широкие бретели, спускающиеся к чуток прозрачной, шёлковой материи красноватого цвета, обрамленной ажурным обрамлением из того же материала, что и бретели.

Под шёлковой тканью красноватого цвета была видна маленькая, но с виду чрезвычайно упругая грудь Ларисы, каждую венчает маленькая горошинка, очевидно выпирающая из материи. Плавный изгиб ее талии, не встречая препятствий этого одеяния, перетекает к крутой округлости ягодиц. Ноги переходящие в тонкие ножки — ни взор, ни мужская рука не отыщет за что зацепиться в этом королевстве гармонии и плавных линий.

Только, все тоже ажурное обрамление венчало линию на бедрах. По бокам бедер к верхней кромки темных чулок, шел узкий ремешок, на конце которого, вцепившись «мертвой хваткой» был соединительный зажим. Лариса, стоя перед Андреем, наслаждалась рассеянным его видом, она как будто на физическом уровне чувствовала, как он «поедает» ее своими, полными желания, очами. У нее мелькнула мысль, что Андрей никогда не лицезрел эротического комбидресса.

И чувство того, что она 1-ая явила ему на собственном теле такое белье, еще сильней разожгло и без того горящее страстью тело. Подойдя к оцепеневшему, от такового обалденного вида, Андрею, она начала медлительно снимать с него футболку. Шепча ему на ухо все свои деяния. Андрей как под гипнозом хотя это частично так и было, по независимым, ни от него и не от Ларисы причинам, это был мощный эффект вызванный видом Ларисы, одетой в эротическое белье был на сто процентов податлив, и беспрекословно выполнял все еле уловимые приказания Ларисы.

Ей это состояние Андрея чрезвычайно понравилось. Такое бывает у сильно чувственных людей, когда на пике сильнейшего возбуждения, в организме, как бы срабатывает блокировка от «перегрева», и она отключает на время систему восприятия окружающего мира. Но хоть какой сторонний резкий звук, принудит организм отвлечься и аккумулироваться все внимание на этом звуке, тем самым сбросить избытки напряжения.

Таковой наружный раздражитель действует как прокол для перекаченного надувного матраса, ткнул иголкой и через прокол в нашем случае резкий звук нагнетённый воздух в нашем случае психоэмоциональное напряжение резко начнет выходить, заставляя сдуваться матрас в нашем случае — возбуждение начнет мгновенно спадать. Но никто в этом купе ничего подобного не испытывали и потому, как выйти из схожей ситуации не знали. У Андрея все это вышло мгновенно, мощное эмоциональное и физическое возбуждение, переросли в ступор.

Лариса, тем самым воспользовавшись, продолжала тяжелым голосом давать указания, и Андрей послушно снял носки, трико и плавки. Увиденное обнаженное тело Андрея, с его величественно торчавшим естеством, так возбудило Ларису, что она присев, на противоположную полку сжав перед лицом обе руки, переплетя пальцы рук, не осознавая того, в глас проговорила, восторгаясь: «Боже, какой безупречный мужчина». Андрей резко вышел из оцепенения и увидел, что он стоит перед Ларисой совершенно нагой, а она посиживает и восхищенно глядит на него.

Смутившись своим положением, не осознавая, как все это вышло, Андрей ничего не отыскал другого, как обратиться к Ларисе: «это как? Почему я здесь так? Демонстрируя на собственный вид руками — пробовал узнать Андрей. Видя, что Лариса, вправду сама недоумевает от создавшейся ситуации, но все же получившая эстетическое наслаждение от этого, Андрей решил взять инициативу в свои руки. Закрыв свои глаза, Андрей ощутил, как как будто бы нечайное, легкое прикосновение тканью чулка Ларисы к его вздыбленной плоти, и путь чулка, скользя, был ориентирован по его торсу грудной клеточки, задевая его соски, и вот эта невесомая ткань легла на его лицо, охватив голову, стянула закрытые плотно глаза своими объятиями.

Сейчас Андрей, мог рассчитывать лишь на собственный слух чутье и тактильные чувства, и он как мог, попробовал обострить свои новейшие чувства познания окружающего мира. На руки Андрея легла узкая, по первым ощущениям, еле ощутимая ткань. Но ежели провести пальцами по ней, то начнешь чувствовать, как будто это не ткань, а пересыпающийся в руках маленький, теплый речной песок.

Одной рукою, ведя с полосы бедер, Андрей на ощупь, начал движение руки ввысь. Ощупывая каждый мм ласкового, облаченного в шелк Ларисиного тела, Андрей начал практически рисовать в собственном воображении образ собственной пассии, и это давало новейший импульс в и так трепещущем от желания его телу. Вот его рука поднялась к, слегка выпирающей грудной клеточки, и плавненько переходя по волнам ребер, добрался до горячей упругой пульсирующей плоти, груди Ларисы.

Любая клетка пальцев чувствовала трепет, проходящий по телу Ларисы, от их прикосновений, и передавала Андрею гигантскую порцию собственного заряда. Ответная реакция отражалась на «барометре» страсти Андрея, его стержень был напряжен до предела, вены были набухшими от обильного притока крови к любовному органу. Прикосновение к малеханькой «горошинке» принудил оба возбужденных тела вздрогнуть от всепоглощающей страсти.

Но рука продолжала свое восхождение, желая скорей окончить собственный путь, и отдать полное удовольствие собственному владельцу. Пальцы руки Андрея легли на лицо Ларисы, она от прикосновений Андрея, зажмурилась, невесомая ткать окутала ее лицо и уже в полной темноте, Лариса придалась своим новеньким ощущениям. Руки Ларисы начали находить в кромешной тьме, объект собственного вожделения — разгоряченное тело Андрея.

Она ощутила, как ее шейки коснулась рука Андрея, и лаского повторяя ее плавные полосы, спускается к трепещущей груди. Все тело Ларисы трясло от возбуждения и незабываемых чувств. Фантазия ее игралась с ней злую шуточку, рисуя во тьме необычные аллегорические этюды, пробуждая самые сокровенные уголки подсознания, и освобождая от оков целомудрия.

Лариса «поймав» руку Андрея, найдя спасительную опору, а иной рукою начала движение собственных рук к его торсу. Андрей убрал руку, которая была спасительной опорой для Ларисы, и шепотом проговорил: «не нарушай таинство игры, сама, отдавшись эмоциям, найди меня, и я тогда к для тебя прильну всем телом, даря огонь собственной сумасшедшей страсти». Нежные, трепещущие дамские пальцы, ищущие во тьме спасительную твердыню тела, вдруг застыли, длина протянутой руки, как оказалось, не позволяла отыскать Андрея, она только слышит его дыхание, как будто он везде вокруг нее, и от понимания этого в голове Ларисы начал заворачиваться водоворот из ужаса, сумасшедшего желания, и разыгравшейся фантазии.

Лариса как, оказалось, опасается пустоты и неизвестности, а она как раз в этом состоянии и пребывала, ей казалось, что она одна во всей вселенской пустоте, а ласкающие руки были сами по для себя, не имея владельца, парят в воздухе и ласками своими вводят ее в помарок. Но чувство ужаса перед неизвестностью начало брать верх, и все остальные чувства уплывали с неописуемой скоростью на 2-ой план. Стук обезумевшего ритма сердца казалось, заставлял все тело пульсировать с ним в унисон.

Тряслись не лишь руки у нее, тряслось все тело, ноги стали ватными и не желали держать ее. Вдруг рука, ласкающая ее тело, исчезла, от этого Ларисе стало еще страшнее, она желала уже было сорвать с себя повязку и возвратиться из этого полного страхов мира грез, в действительность, пусть и очевидную, но размеренную и понятную действительность, как в один момент услышала возбужденное дыхание прям перед собой, и все ее тело почувствовало тепло.

Тепло такое успокаивающее, такое желанное, сходу темнота сменила собственный оттенок, сейчас не мрак, а бездонная синь приманивала к для себя. Все ее тело вздрогнуло от ласкового прикосновения 2-ух рук за талию, и ласковый поцелуй пронзил ее своим горячим прикосновением. Лариса одномоментно отреагировала на поцелуй, и руки ее, взметнувшись вперед, обхватили Андрея «мертвой» цепкой, чтобы не остаться снова одной в этом пространстве, а губки ее ответным трепетом пробовали слиться с губками Андрея.

Андрей познавал не лишь жаждущее ласк тело Ларисы, ему было вновь ее одеяние, и он не мог осознать, где находятся свещенные петельки и крючочки, разъединив которые он сумеет всецело насладиться лаской красот Ларисы. Она, поняв, что отыскивает так трепетно и истерично, Андрей, решила навести его на подходящий путь.

Комбидресс, имеет только два «замка» в виде клепок, — слегка, интригуя, начала свое наставление Лариса, — и они находятся в самом лакомом для тебя месте, а снимается он, через голову…. Андрею, два раза повторять не пришлось, он сходу все сообразил, и ласки его начали концентрироваться вокруг свещенного места, которое указала Лариса. Слившись в поцелуе с Ларисой, Андрей начал ублажать ее все еще «упакованный» цветок любви, через легкую материю.

Его пальцы были покрыты горячим нектаром страсти, пропитавшего невесомую ткань комбидресса, и от ласковых прикосновений, Лариса все почаще начала вздрагивать и стонать. Андрей нащупал край ее одеяния и потянул на себя, к собственному удивлению, ощутив два легких толчка, Андрей с легкостью освободил набухший бутон Ларисы от оков ее сексапильного белья.

Рука его легла на нежное ее лоно, украшенное маленьким островком аккуратненько подстриженных волосков, в виде вертикальной полосочки. Лепестки ее красивого цветка были набухшими, и нектар по ним стекал Андрею на пальцы. Легкий вздох Ларисы, ознаменовал небольшую победу Андрея, который, уже «оторвавшись» от губ собственной любовницы, 2-мя руками «стирал» последнюю границу меж их разгоряченными телами, снимая с нее легкий комбидресс.

Лариса ощущала, как невесомая материя ласкала ее кожу своим прощальным касанием, как образовавшиеся складочки задираемой ткани, нечаянно задевают ее набухшие от возбуждения соски, и как любая клетка ее груди начала чувствовать разгоряченное дыхание Андрея. Андрей тем временем уже откинул в сторону собственной полки, этот загадочный наряд Ларисы, поддерживая руками за спину, начал осыпать ее грудь поцелуями. Лариса открыла для себя новейшую параллель в сексе, казалось бы, ласки, которые дарил в этот момент ей Андрей, она испытывала и ранее, но лишь на данный момент, в таковой обстановке, они были умопомрачительными, реакция ее организма на их была бурная и ни с чем несравнимая.

Губки Андрея коснулись ее упругой вишенки соска, снова фактически в глас Лариса сделала глубочайший вдох, реакция организма была таковая, как будто она вошла в ледяную воду, и у нее не хватает воздуха от волнения. Ларисе казалось, что она в невесомости, что она просто парит над пучиной, и нежные руки близкого ей человека, лаского поддерживая ее тело, дарят ей свое тепло. Каждое прикосновение Андрея к ее местам удовольствия, рисовали калоритные рисунки в этом бездонном мире, радужные пузырьки взрывались всей политрой красок.

Лариса была на пике собственного сладострастия. Андрей, взяв в кулак волосы Ларисы, страстно поцеловал ее в губки, сразу лаская вольной рукою ее грудь. Мощное возбуждение, и нехватка воздуха, принудили ее забиться в оргазменном танце до этого, чем Андрей начал лаского, но страстно ублажать ее цветок любви. Он решил не останавливаться, череда конвульсий разгоряченного тела Ларисы, сигнализировала о том, что Ларису захлестывали одна за иной волны долгожданной неги.

Ноги Ларисы сжались и растянулись, заточив собой ласкающую руку Андрея в прочные свои объятия. Андрей попробовал вытащить руку, но это ему не удалось. Но этот плен был не единственный. В это время Лариса не осознанно одной рукою вцепилась в покрывало, а иной рукою хватая хаотично воздух, отыскала вторую опору, и данной нам опорой, совсем случаем, стал вздыбленный фаллос Андрея.

Лариса через утихающий шквал удовольствия, услышала мольбу Андрея, и не могла осознать, что такое она сделала. Чувство собственного тела приходило к Ларисе равномерно, и в этот момент она ощутила пульсирующую горячую плоть у себя в руке, мгновенно осознав, что она держит в руке, Лариса разжала свою хватку.

Андрей осторожно встал и сделал один шаг вперед. И здесь же его ноги схватили две дамские руки. Одна рука медлительно поползла ввысь по направлению к незначительно успокоившейся мужской гордости. Вообщем в такие игры с завязанными очами, Андрей играл в первый раз, он лицезрел это только в фильмах. И пусть он не демонстрировал свое смятение перед неизвестным, его воодушевляло то, что Лариса приняла условия игры, и по всему было видно, что хоть и страшно ей, но все одно чрезвычайно приятно.

Трепет его тела ознаменовал, что Лариса достигла собственной цели, и нежные ее ласки, принудили молниеносно воспрять мужское естество Андрея. Андрей ощутил, как робкие губки коснулись «пылающей» от возбуждения головки его стержня, в страстном поцелуе, ласки руки Ларисы становились все более уверенно.

Она ласкала уже не лишь само орудие любви, но и ноги Андрея. Он готов познакомиться с моей киской? Лариса, поджав ноги, устроилась на постели головой к окну, предусмотрительно свернув подушечку валиком. Лишь она окончила «вить» свое гнездышко, как ощутила прикосновение рук Андрея на собственных бедрах. Ласкающие руки Андрея то гладили, то сжимали ее ягодицы, и их деяния сопровождались горячими его поцелуями. Андрей став одним коленом меж ног Ларисы, лаская ее ноги, плавненько подбирался к горящему страстью ее лону.

Слегка раздвинув ноги Ларисы он, ласкал ее «цветок» погружая пальцы меж ее лепестками. Лариса стонала от ласковых ласк Андрея, отдавшись своим сексапильным чувствам начала маленькие движения бедрами, подставляя под «умелые» его руки самые сокровенные места. Зная, что у почти всех дам бусинка клитора, гиперчувствительная, Андрей только не стал зацикливаться на его ласках, он только время от времени, как бы невзначай задевал его, что сходу отражалось в виде судорог Ларисы.

Сменив свое положение, Андрей став на колени по обе стороны над бедрами Ларисы, стал плавненько опускаться к ее спине. Покрывая поцелуями, ее полечи и шейку, Андрей своим достоинством просочился в ее бурлящее внутреннее естество. Лариса громко выдохнула в подушечку, принимая Андрея в себя. Андрей, стараясь не задавить Ларису, держал вес собственного тела на руках и коленях. Его ритмичные деяния были с начала в унисон со стуком колес вагона, но скоро его темп стал нарастать.

Он послушно понизил темп. Одну ладонь, подсунув под грудь Ларисы, начал лаского ее «мять». В скором времени, Лариса сама уже начала двигать ноги навстречу Андрею, задыхаясь от страсти. Истошный вопль, венчающий пик блаженства Ларисы, отчасти впитала подушечка, а отчасти был заглушен свистком пролетавшего встречного поезда.

Андрей, резко выйдя из «жерла извергающегося вулкана», окропил своим нектаром страсти ягодицы и спину Ларисы. Тяжело дыша, он присел на край постели, его руки тряслись от возбуждения и вялости. Подняв голову, Лариса повернулась на бок, снимая повязку с глаз, ответила: «это самое красивое любовное свидание в моей жизни. Я не знала, что свидание в слепую, может быть так бесподобным».

Но все равно спасибо за лесть, мне чрезвычайно приятно. За окном возникли 1-ые признаки рассвета. Накинув на себя платьице, Лариса, произнесла Андрею, что скоро возвратится, и, прошмыгнув в коридор, исчезла за дверью купе. Прибрав мало на столе, Андрей поправил кровать, выпив рюмку водки «с устатку» и закусил долькой апельсина. Поцеловал, так, как никогда еще никого он не целовал. Поцелуй был — прощальным для их любовных отношений. От такового Казановы, я уверенна, еще никогда без «особого внимания» наш «женский брат» не уходил.

Лариса удивленно поглядела на Андрея, подбоченив руки. Андрей, улыбаясь, пожал плечами. Оба рассмеялись. Лариса посодействовала Андрею упаковать сумку, и, выходя из купе, поцеловала на прощание. Вот и подступает к концу путешествие Андрея, через пятнадцать минут он ступит на родную землю и все его приключения займут свое место в багаже воспоминаний, пусть не почти всех, но зато чрезвычайно ярчайших и приятных.

Пуская кольца дыма, по мере приближения к собственной станции, Андрей в собственных воспоминаниях с чокнутой скоростью перелистывал «картинки» событий происшедших с ним за эти незабываемые, и местами чрезвычайно поучительные трое суток, он пришел к выводу, что такового подарка, судьба ему больше не предоставит.

Здесь он сам для себя понял, что никаких подарков «такого характера» от судьбы ему и не нужно, а ежели Судьба будет к нему благосклонна, то он все-же встретит Татьяну. Это самый долгожданный и дорогой подарок, который был ему дарован когда-нибудь проведением, и он чрезвычайно боялся его, то есть ЕЕ, утратить. Встретит он Татьяну? Позвонит она ему либо напишет? Согласиться она на его самое сложное, но до боли в душе приятное, предложение, либо нет?! Либо по прошествии, этих летних каникул, все уляжется в его голове и сердечко, и пережитое за эти дни остается только приятным воспоминанием?

Пока Андрей на эти вопросцы ответа не знал. Но надежды его были полны радужными иллюзиями. Все разрешиться в осеннюю пору, само собой, естественно не без вмешательства еще одного проведения. Но, это уже, будет совершенно иная история. Авторские права на произведения принадлежат создателям и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна лишь с согласия его создателя, к которому вы сможете обратиться на его авторской страничке. Навигация YaPishu. Часть 1 Стоял жаркий летний день. Вся эта картина была на фоне проплывающего в окне мимо, перрона вокзала.

Сейчас Андрей лицезрел все «гастрономические» красоты дамы, ее упругие, подтянутые ноги говорили о том, что она уделяет свое время занятиям спортом, а ухоженная кожа на ногах и педикюр на пальцах ног, говорили о том, что дама стремилась смотреться привлекательно в хоть какой ситуации, в хоть какое время… — Ой, извините, я здесь чего-то с марафетом подзатянула.

Быстрее домой, скорее… — Разрешите за Ваш столик? Официантка подошла и приготовилась принять заказ. Скуля от боли и унижения, бородач процедил: «Извини, не прав был, перебрал». Лиза подошла к Андрею, обхватив его за руку, прижалась к нему. Андрея охватила волна мощного возбуждения от 2-ух вещей, от того, что за данной для нас узкой дверью, спящего вагона, влекущая его дама испытывала оргазм, и от того, что он все это подслушивал… — Лиза, у тебя все отлично, — на всякий вариант спросил Андрей; В ответ была полная тишь, и вдруг щелкнул поворот замка двери, и Андрей услышал приглашающий тихий глас Лизы: «Да, зайди»… Войдя в помещение туалета, Андрея взорвала его суть, он увидел стоящую на одной ноге Лизу около умывальника, а 2-ая нога была поднята и уперта в стульчак унитаза.

Ее начисто выбритая киска, текла своим соком, который стекал по наполовину погруженным в нее двум пальцам… Андрея уговаривать не пришлось, он присев под Лизу, прильнул губками к ее киске и, поглощая ее нектар, начал жадно ублажать ее языком, проникая все поглубже и поглубже в ее лоно, ласка каждую его складочку. Не окончив свои размышления, Андрей ощутил руки Лизы на поясе собственных трико, которые плавненько сползали до колен… — Я для тебя помогу — тихо, практически шепотом, произнесла Лиза — расслабься.

Поднявшись, Лиза с томлением в очах, обратилась к Андрею: «Тебе понравилось, милый? Андрей встал, подошел к барной стойке, и здесь же к нему подошла официантка. Встав из-за стола, они отправь в купе собственного вагона. Выпив коньяк из бокалов, они соединились в страстном поцелуе.

Покрывая крепкое юное тело Андрея, Лиза одной рукою гладила его грудь, иной гладила по бедрам, слегка, приспуская его трико Но одной рукою снять с Андрея трико и плавки было проблематично, так как его возбужденный до предела орган, как будто крюк, цеплялся за резинку трико. Вцепившись одной рукою за край верхней полки, а иной, в грудь Андрея, Лиза совершала ритмичные движения, принимая упругую плоть Андрея в свое изнывающее от желания лоно… Только время от времени пробегающие за окном фонари, вырывали из кромешной тьмы два тела, под стук колес, слившихся в едином танце страсти.

Резко обернувшись, официантка с ухмылкой поздоровалась в ответ с Андреем. Официантка, открыв бутылку, подала ее совместно с пакетиком фисташек. Оторвавшись от собственных грез, Андрей повернулся к ней. Андрей снова сделал большой глоток и кинул в рот, пару фисташек. Лариса подошла к Андрею, и попросила сигаретку. Они пожали друг другу руки и засмеялись. Андрей, подмигнув Ларисе, шепнул: «и про моего земляка не забудь!

Закурив новейшую сигарету, уже скорым шагом Андрей направился к «своему» вагону. И мы это не осознанно, чувствуем… — А почему, прям так сходу «Казанова», — прищурив один глаз, спросил Андрей. Но вернемся к нашему герою — Андрею. Андрей махом свернул собственный матрас с бельем и закинул на вторую полку. В это время, «внучка» покрутила у собственного виска, очами указывая на бабульку.

Андрей, чуток сдерживая хохот, вышел из купе. А с каких это пор ты стал, батенька, дам бояться? Дверь вагона открылась и в тамбур вошла проводница. Андрей вышел из купе и пошел за проводницей. За ней зашел Андрей, неся в руках, упаковку с круассанами, и 3-мя шоколадками. Проводница села около бабульки. И придерживая свою грудь, потянулась за огурцом. Выпив, все оценили, крепость напитка.

Она, подойдя, стала, напротив него, и спросила: — А почему на тебя так реагирует проводница? Ежели человек говорит для тебя честно: «а не оттопыриться бы нам», — так он не лукавит, а ежели бы тебя мажор «гулял», поил, и всякие красоты, в жизни показав, приказал: «ты на сейчас моя»… — Так в чем разница?! Но приятно. Тост Андрея всем приглянулся, и все дружно выпили за произнесенное.

Это единственное пришедшее ему, в этот момент, в голову. Только на горизонте еще светилась узкая пламенная полоса заката. Все поглядели на Андрея в недоумении, но с некий надеждой. Тост 1й — Давайте выпьем за знакомство, а то мы так вот уже два часа общаемся, а непосредственно друг с другом и не знакомы, и перейдем на «Ты», — начал пояснение первого тоста Андрей.

Отлично, жаль, что ты торопишься, ну да ничего. Тост 2й — Давайте выпьем на посошок! Выпив и закусив огурчиком, Галина пошла, принимать дежурство. Андрей и Таня вышли в тамбур. В тамбуре было пусто. Подойдя к выходной двери, Андрей подкурил сигарету.

И они отправь молча, каждый со собственной правдой. Вагон уже готовился ко сну. Ай, ай, ай. Потирая руки, Андрей пропустил ошеломленную Татьяну вперед, на ее место. Все представились по второму кругу и, подняв бокалы, чокнулись ими. Баба Тоня разрезала курицу, и предложила всем присоединяться к трапезе. Все дружно засмеялись. Замуж — это здорово! И все это у вас в купе? Его винили девушки в: 1.

Не может делать, как он тот, предшествующий ухажёр ; 2. Почему лишь цветочки, на колечко средств жалко? А почему в машине общаемся, квартиру слабо снять? А почему на съемной, что боишься домой привести? Неуж-то у нас это так, просто? А когда мы к твоим родителям в гости поедем? Ну и хорошо, больно нужно было, пусть не обожают, зато узнали, что «Я» у тебя есть! Отстань, для тебя нужно, ты и иди, я спать хочу… 9. Я, что для тебя раба, я сильно устаю дома, а еще учеба; Из-за тебя, я сессию провалила, сейчас давай решай вопросец, чтобы меня не исключили… И так дальше и тому подобное… Потому Андрей и решил, ежели уж и будет у него неизменная женщина, так лишь таковая, которая будет жить ради семьи, которую сама готова создать!

Подойдя к собственному купе, Андрей услышал, что там веселье идет полным ходом. Андрей и Таня, переглянувшись, улыбнулись друг, другу. Андрей направился в тамбур. Выбросив в пепельницу, издавна уже погасшую сигарету, Андрей пошел к для себя в купе. Взяла со стола бутылку водки, открыла ее и разлила по стопкам.

Андрей поддержал произнесенное Галиной, и тоже залпом испил содержимое собственной рюмки. Закусив «колесиком» копченой колбасы, Андрей налил по 2-ой. Андрей помыслил про себя: «да данной даме нужен мужчина — «отбойный молоток»» и улыбнулся. Чокнувшись рюмками, выпив, они сразу закусили оливками, от чего же засмеялись. Послушно войдя в Галину, уже настороженно, Андрей начал неторопливые движения бедрами. Взявшись своими руками за пышноватые ноги Галины, заходил Андрей всем своим естеством, чувствуя всю глубину обжигающего дамского любовного сосуда… Никогда не мог для себя представить Андрей, что таковая «монументальная» дама при одном к ней прикосновении начинает трепетать каждой собственной клеткой от удовольствия.

КОНЕЦ 2-ой части Часть 3-я В из радиодинамика доносился глас Владимира Кузьмина, который пел, о том, как стонут провода, и поезд гонит его в сибирские морозы… В нос Андрея «ударил» запах лишь что очищенного апельсина. И ты молчала? На ней был сарафанчик на лямках и когда она нагибалась, были видны ее мелкие сисечки.

Разговорившись я узнал, что Ларисе она отдыхала с родителями в Геленджике они едут в примыкающем купе с 5 месячным братиком. Мы поболтали о всякой ерунде она посиживала на полке скрестив по турецки ноги и из под сарафанчика было чрезвычайно отлично видно ее трусики которые обрисовывали ее щелку. Видимо уловив, на что непосредственно ориентирован мой взор она смутилась, поджала под себя ножки и ее чудные трусики пропали из моего поля зрения.

Мы посиживали игрались в карты, временами заглядывали ее предки либо моя мать и напоминала что пора спать. Поняв, что спорить бессмысленно, я разделся и залез на свою полку и здесь до меня дошло что Лариска вряд ли будет спать в сарафане и на данный момент начнет переодеваться.

Сделав вид, что уже сплю, я с головой залез под одеяло и в щелочку стал глядеть за Ларой. Она скинула с себя сарафанчик но все портило то, что она стояла ко мне спиной, позже надела на себя ночнушку и легла. Когда я пробудился с утра, Лариска уже была одета и даже успела заплести косичку. Не знаю почему, но мне было неловко вставать в одних трусах, и я попросил ее выйти, что бы я сумел одеться она хихикнула, но все-же вышла. Наша поездка проходила забавно мы игрались в карты, ведали на ночь страшные истории, которые здесь же и придумывали.

Стесняться друг - друга мы уже не стали она расслабленно переодевалась при мне и я тоже, но любые пробы прикоснуться к ее телу пресекала здесь же. На станции Свердловск в поезд зашла продавщица газет и журналов, я купил у нее редкий тогда журнальчик «Америка» и необыкновенный значок в виде олимпийского мишки из пластмассы.

Он смотрелся так, как как будто был не из нашего мира, схожих я никогда не лицезрел. Лариска с родителями была в вагоне - ресторане и не лицезрела данной для нас покупки. С гордым видом я нацепил значок на футболку и стоял около купе в надежде, что кто нибудь увидит мой значок и обзавидуется. Здесь пришла Лариска с родителями, и я сходу же повытрепывался своим приобретением.

Она обширно раскрыла глаза и стала канючить, пытаясь выманить у меня значок. Я разрешил ей незначительно его поносить, а вечерком забрал его. Она сильно обиделась и не разговаривала со мной весь последующий день. Но под вечер попросила меня подарить этого мишку. И здесь меня осенило, что я за него смогу получить все что желаю от Лариски и я ей предложил следующее- я с утра дарю ей значок, а она в эту ночь лежит со мной и я могу делать с ней все что желаю в течении 3-х часов.

Незначительно подумав она согласилась. Просто в те времена воспитание было таковым, что у нее даже мысли не могло возникнуть,что с ней могут сделать что-то греховное. Вот уже в поезде потушили свет, осталось лишь дежурное освещение, я разделся и лег. Лариса стояла в нерешительности я ей произнес что я жду. Она мало потопталась и не снимая сарафанчика легла ко мне. И здесь же повернулась спиной. Я не зная что необходимо делать находясь с девченкой в одной постели просто сдвинул на сарафане лямки и стал разглаживать ее маленькие сисечки.

Лариса никак на это не реагировала и я осмелел и поцеловал ее в губы. Она здесь же недовольно дернулась и произнесла, что лобзаться нельзя. Я ей напомнил что она мне разрешила делать с ней все что я захочу и незначительно порпререкавшись она согласилась, что целовать тоже можно. Лобзаться я не умел, но скоро у меня стало получаться. Член мой стоял колом я целовал Лариску и гладил ее грудки позже я отважился и попросил ее снять сарафанчик совершенно.

Для чего то попросив меня отвернуться она сняла его и снова залезла ко мне под одеяло. Такового наслаждения я еще ни разу не испытывал. Рядом со мной лежит девченка в одних трусиках, и я глажу ее и целую губки и грудку. Не знаю, что мною двигало в этот момент но я взял ее руку и положил на собственный член. Ее глаза расширились и она отдернула ручку сказав, что я дурак. Уже фактически перестав себя контролировать, я полез к ней в трусики.

Она убрала мою руку, и попробовала встать и уйти, я ей произнес, что она никакого мишку не получит. Мало подумав, Лариса снова легла ко мне. Я вновь залез к ней в трусики и стал разглаживать ее небольшую писю. Лариска была недовольна, но уговор есть уговор. В конце концов я просто снял с нее трусики и с себя тоже, отбросил одеяло и стал наслаждаться ее тельцем. Лариса отвернулась, видимо не желая созидать мой член, а я жадно трогал ее везде и целовал, где лишь мог.

Я гладил ее писечку, прижимался к Лариске всем телом и мой член терся и ее небольшую пиздюльку. Я повернул ее на спинку и попробовал войти в нее, Лариска сжала ноги и стала меня отпихивать. Себя я уже не контролировал. Разведя ее ноги я чуток чуток вошел в нее и не зная что делать далее просто лежал и все. Лариса уже не сопротивлялась, просто безучастно лежала и смотрела в сторону стены. Я попробовал еще поглубже запихнуть в нее собственный отросток, и у меня, как ни удивительно вышло, хотя никакой смазки там и в помине не было.

Лариска стала извиваться и пробовать вылезти из под меня, но я нажал сильнее и он вошел на сто процентов. Лариска завизжала, но я успел закрыть ей рот ладонью, и заместо визга вышло мычание. Из ее глазок катились слезы.

Играли в карты купе рассказы результат на betfair

Играл роль клиента

Следующая статья играть в карты азартные игры

Другие материалы по теме

  • Букмекерские ставки на конец света
  • Зависимость от ставок на спорт как называется
  • Обучающая онлайн игра в покер
  • Стратегию ставок на хоккей
  • 1 комментариев для “Играли в карты купе рассказы

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *